Попов В.П. Крайнюченко И.В. Экономическая Системология.

 

Попов В.П.

Крайнюченко И.В.

 

 

 

 

 

 

 

Экономическая

системология

 

Научное издание

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пятигорск. 2010

 

 

 

ББК  Ув6

П50

 

 

Попов В.П., Крайнюченко И.В. Экономическая системология. – Пятигорск. Издательство Технологический университет. 2010. с. 224.

 

Экономика человечества рассматривается как часть экономики биосферы, функционирующая по инвариантным законам. Проведено междисциплинарное исследование обменных процессов в природе и обществе. Предполагается, что дисгармония социальных процессов является следствием нарушения законов развития.

С использованием системного подхода установлено, что человеко-машинные организации, используя интеллект прошлого и настоящего человечества, создают новую атрибутивную информацию (прибавочный продукт).

Разработанные концепции информационной стоимости труда носят нормативный характер и могут служить пособием для осуществления планового управления экономикой. Предлагается расчёт объективной цены труда, справедливого вознаграждения, реального ВВП и нормы прибыли.

Содержание работы может быть использовано в экономике, социологии, политологии, ноосферологии, в изучении глобального эволюционизма.

 

 

 

 

 

 

 

ISBN  5-94912-028-0     ©  Попов В.П., Крайнюченко И.В.

 

 

Оглавление

1.        Введение.  (5)

2.        Эволюция экономики. (17)

2.1.    Землевладение.  (17)

2.2. Человеко-машинные системы. Ремесленничество, промышленное производство.  (19)

2.3. Торговля. Коммуникации. Финансы.  (25)

2.4. Самоорганизация экономики и управление.  (29)

2.5. Коллективизм,  индивидуализм.  (34)

2.6. Брутто экономика. Капитализм.  (37)

2.7. Американский империализм.  (43)

2.8. Становление социализма.  (47)

2.9. Выводы.  (50)

3. Эволюция экономической теории.  (51)

3.1. Экономика – объект, ускользающий

от исследования.  (51)

3.2. История экономических учений.  (53)

3.3. Концепции физической экономики.  (66)

3.4 Экономика природопользования.  (66)

3.5. Экономика социализма.  (68)

3.6. Выводы.  (69)

4. Методы теоретической экономики.  (71)

4.1. Обзор методов (предшественников).  (71)

4.2. Методология настоящего исследования.  (78)

4.2.1. Использование инвариантных законов.

(натуралистический подход).  (80)

4.2.2. Междисциплинарный подход. ВЭИ парадигма.  (85)

4.2.3. Парадигма управляемости биосоциальных

систем.  (87)

4.2.4. Цель развития биосферы и общества. (92)

4.3. Выводы.  (94)

5. Системный подход к экономике.  (95)

5.1 Синтез универсальной экономической системы.  (95)

5.2. Системные связи функционала Ф  (102)

5.3. Исполнительные подсистемы функционала Ф.  (103)

5.4. Экономика, власть и политика.  (105)

5.5. Выводы.  (108)

 

6. Системный взгляд на макроэкономику.  (109)

6.1. Структура макроэкономики.  (109)

6.2. Трофические цепи в биосфере.  (112)

6.3. «Трофические цепи» в обществе.   (114)

6.4. Биосферное производство. Собственность.  (116)

6.4.1. Налоги  (120)

6.5. Основные показатели макроэкономики. ( 121)

6.5.1. Валовой внутренний продукт.  (122)

6.5.2. Деньги.  (127)

6.5.3. Инфляция.  (130)

6.5.4. Банки, сбережения.  (130)

6.6. Экономические циклы.  (132)

6.7. Выводы.  (133)

7. Микроэкономика в системном представлении.

7.1. Структурный анализ микроэкономики.  (136)

7.2. Воспроизводство. Спрос и предложение.  (139)

7.3. Эволюция конкурентного механизма отбора.  (145)

7.4. Ресурсы. Капитал.  (147)

7.5. Труд. Прибавочный продукт.  (151)

7.5.1. Определение труда.  (152)

7.5.2. Информационная природа прибыли.  (157)

7.5.3. Цена труда.  (158)

7.6. Критика энергетической стоимости труда.  (160)

7.7. Выводы.  (163)

8. Природа информации. Методы расчёта стоимости.  (165)

8.1. Разновидности информации.  (165)

8.2. Количественная оценка произведенного блага.  (168)

8.3. Способы обработки ВЭИ потоков.  (169)

8.4. Стоимость труда. Прибыль. ВВП.  (177)

8.4.1. Источники расширенного  воспроизводства  (178).

8.4.2. Расчёты ВВП, нормы прибыли, зарплаты.  (179)

8.5. Выводы.  (183)

9. Заключение. Элементы новизны.  (185)

10 Литература.  (188)

Приложение 1 – 3.  (199)

 

1. Введение.

 

Настоящая работа является продолжением исследовательского цикла [100-106], цель которого состоит в холистическом осмысление генезиса и будущего человечества в составе биосферы и ноосферы.

Социальные процессы принято разделять на политические, экономические и культурные. Но поскольку между ними нет четких разграничений, наблюдается тенденция объединения экономики и ее культурно-политического контекста в единую систему.

В настоящем исследовании мы концентрируем внимание на экономике, которая является базисом существования общества. Экономические отношения формировались стихийно (самоорганизация) и детерминировались генетической психикой людей [100]. С психологической точки зрения человеческое поведение является комбинацией нескольких базовых программ. «Честолюбие, жадность, самолюбие, тщеславие, дружелюбие, великодушие, патриотизм — эти чувства, смешанные в различных пропорциях, от начала мира были и все еще остаются мотивом всех действий и источником всех предприятий, которые когда-либо наблюдались в человеческом сообществе» (Юм. 1748). Поэтому экономическое поведение человека невозможно понять без психологии.

Творцы экономической теории ничего не изобретали, они пытались осмыслить сложившиеся отношения и давали стратегические рекомендации деловым людям. Все социальные теории отражают менталитет авторов и нравственность общества (менталитет заказчиков).

Западные экономические теории прагматичны и ограничиваются изучением способов достижения максимальной прибыли. Поэтому творцы экономической науки в своих построениях подсознательно (или на заказ) базировались на собственных биологических, классовых и социальных мироощущениях. Большинство физиократов вышло из политического союза феодальных землевладельцев и финансовых ростовщиков. Работодателями Адама Смита были британские либералы конца восемнадцатого столетия. Смит, Рикардо, Маркс, Милль, фон Нейман и прочие являются последователями аксиоматической модели политической экономии Джона Локка, предложенной Адамом Смитом — агентом Британской Ост-Индской компании [70].

Идеология экономического либерализма - это «продукт», изготовленный на экспорт и предназначенный для закрепления господства монополий в колониях. Современной «упаковкой» этого продукта стал монетаризм Нобелевского лауреата Милтона Фридмена, который обслуживает «политический заказ ростовщиков» [70].

В чистом виде теория «рыночного» общества приближена к «англо-саксонскому» типу капитализма. Эта теория была заимствована разными странами с определённой адаптацией к менталитету своих народов. При освоении чужих достижений необходим синтез, создание новой структуры, выращенной на собственной культурной почве. Поэтому появились более «мягкие» типы капитализма в либеральных или социал-демократических версиях (Скандинавия, Германия, юг Европы, модернизированная часть Латинской Америки). Аналогично, выращенная в России наука, родилась в Западной Европе, а «конфуцианский капитализм» возник в Японии [59].

«Глобальная британская утопия создавала мир, в котором большую часть людей планеты следовало держать невежественными, босыми и беременными, а при помощи болезней и голода снижать плотность населения» [70]. Авторы учебников по классической экономике заявляют, что «рыночная система не имеет совести». Запад заинтересован в том, чтобы превратить всё лежащее за его пределами мировое пространство в зону «дополняющей экономики». Экономика является служанкой социальных групп, решающих свои эгоистические интересы.

Современная западная экономика не решила проблем всего человечества. Рыночная экономика смогла «накормить» те страны, которые первыми стали на этот путь в своем регионе, сконцентрировав часть ресурсов «третьих стран», при этом, не сильно увеличивая численность собственного населения (Европа, США, Япония). Возникли резкие диспропорции в потреблении, почти 5 млрд. человек живут в десятки раз беднее, чем США и Европа. В то время как производство продуктов питания составляет 110 % мировых потребностей, каждый год более 10 млн. человек в Азии и Африке умирает от голода. Возникла новая глобальная проблема, чреватая мировыми конфликтами «голодного» большинства с благополучным меньшинством.

В конце 19 века профессор Лозанского университета Л. Вальрас провозгласил, что экономика должна делать только то, что приводит к максимизации прибыли. И до сих пор понятие «прогресс» подразумевает наращивание ВВП. Однако «свободный» рынок, являясь эффективным средством наращивания производства и потребления, не заинтересован производить «общественные блага, обеспечивать социальные гарантии, игнорирует социальные и этические критерии справедливого рраспределения, создает социальную напряженность» [11].

Современная экономическая доктрина, ссылаясь на опыт самоорганизации биосферы, уповает на самодостаточность рыночной регуляции. Рыночные фундаменталисты уверены, что рынок самопроизвольно стремится к равновесию. Все реформы, которые проводились в США, проходили под лозунгом: «Демократия и свободная торговля». Однако состояние экономика уже более полувека ухудшается. Общество сотрясают экономические, политические кризисы, причём всё более глобальные. Хотя антикризисные меры проводятся под лозунгами, «либерализм, монетаризм», кризисы повторяются и усиливаются.

Классическая экономика сфокусирована на процессах аккумуляции капитала, увеличении производства и потребления, в предположении заведомой устойчивости систем. О том, что будет, если система находится в неустойчивом состоянии, сказано мало [52]. Франсуа Перу писал, что экономическое развитие – это непрерывная смена состояний, где равновесие - временное явление. Неравновесие является фундаментальной чертой экономического развития [82]. Глобализация и гиперконкуренция оставляют все меньше места для представлений о равновесности, обратимости и стационарности рынков [68]. С появлением мощных компьютеров и накоплением статистических данных разрыв между теорией и действительностью не сокращается. Это свидетельствует о том, что неоклассический подход в значительной степени исчерпал свой потенциал развития [50].

В наше время нарастает уверенность, что экономика развивается хаотически. В неустойчивых нелинейных динамических системах хаотические явления могут быть поняты только с помощью математики и находятся за пределами наших интуитивных представлений. Хаотическими системами занимается синергетика. Показано, что малые сдвиги параметров могут приводить к серьёзным структурным изменениям динамических систем. Для нелинейных, неустойчивых систем характерны регулярные осцилляции и хаос.

С точки зрения обыденного мышления самоорганизацией часто именуют процесс рыночной балансировки цен. С синергетической же точки зрения этот процесс является не самоорганизацией, а достижением экономической системой положения равновесия в результате действия в ней механизмов обратной связи. Самоорганизация в экономике – это процессы самопроизвольного нарушения рыночной регуляции, возникновение гетерогенности, появление новых структур, например, финансовых «пузырей».

Для ликвидации финансовых пузырей лауреат Нобелевской премии по экономике Джеймс Тобин предложил ввести налог на продажу валюты в размере 1%. Так как маржа при международных валютных спекуляциях относительно невелика (сверхдоходы дают огромные объемы и многоэтапность сделок), такой налог может полностью блокировать всякую спекулятивную деятельность на международном уровне. «Никто до сих пор не высказал вразумительных аргументов против данного предложения, однако все попытки принятия этого закона блокировались лобби международных финансовых спекулянтов» [50].

Опираясь на «Закон неограниченного возрастания потребностей», основными целями деятельности человечества считают экспансивность, освоение новых ресурсов, постоянное наращивание производства и максимизацию прибыли в надежде на «неограниченное во времени устойчивое развитие». Установка на неограниченное наращивание производства и потребления может стать аналогом стратегии раковой опухоли. Высокий уровень потребления не может застраховать богатые страны от разрушения [134]. Максимизация прибыли ценой безнравственного отношения к природе и самому обществу является теорией самоуничтожения.

Итак, главной проблемой экономики становится не только производство материальных благ, но их справедливое распределение. Однако общего закона, регулирующего пропорции, по которым распределяется прибавочная стоимость между участниками трудового акта, не существует. «Распределение происходит на основе оценки полезности труда, а полезность есть нелинейная функция совокупности идеальных моделей в сознании конкретного человека» [50].

Несовершенство экономической науки сопровождается спадом мировой экономики (после 1971 г.). Несмотря на заявленный десятикратный рост спекулятивного  ВВП, секторы реальной экономики в США в расчёте на душу населения сократились на 30 - 50%. Дело в том, что ВВП включает не только продукцию реального сектора экономики, но и доходы от спекуляций на финансовых рынках. Кроме того, современные методы расчёта ВВП не вычитают из валового национального дохода стоимость невыполненных работ по ремонту и обслуживанию важных объектов основной производственной инфраструктуры, например, железнодорожной системы, шоссейных дорог, мостов, систем водоустройства, энергетических станций и сетей [70].

Особенность коллапса англо-американской и советской экономических систем состоит в том, что в обоих случаях коллапс был определен общими дефектами мышления политиков. Эти дефекты аксиоматически уходят своими корнями в школу Хэйлибури Британской Ост-Индской компании - школу А.Смита, И. Бентама, Д. Рикардо и др. На знамени, под которым проводятся такие реформы в США (с каждым разом все хуже), начертан один и тот же лозунг: «Демократия и свободная торговля» [70]. Сколько можно наступать на одни и те же грабли?

Стратегия экспансивного развития, освоения новых ресурсов, позволила человечеству более 20 тыс. лет осуществлять расширенное воспроизводство. Такая стратегия при ускоряющемся росте численности населения Земли была оправдана, ибо в противном случае происходило бы обнищание и даже вымирание людей. До сих пор человек посредством разума восполнял дефицит ресурсов. Даже среди прогрессивных экономистов бытует стойкое убеждение, что проблем с ресурсами не существует [82]. Исторический опыт показывает, что «технический гений» всегда находил заменители истощившимся ресурсам, но каждая замена сопровождалась увеличением стоимости. Следовательно, будущая жизнь будет стоить дороже, чем настоящая. Удорожание жизни увеличит численность неимущих. Кроме того, темп жизни так велик, что можно не успеть найти замену истощившемуся ресурсу. Никакой рост не может продолжаться вечно, непрерывной рост ВВП будет остановлен истощением ресурсов планеты. Даже сегодня 5 млрд. человек не могут жить на уровне развитых Европейских стран и США, так как, по мнению экологов, продуктивность биосферы приближается к пределу.

Ларуш Л.Х. считает, что проблема перенаселённости надумана и теория Мальтуса стала неактуальной, ибо по каким-то расчётам планета может прокормить 25 млрд. людей [70], Но рост населения может продолжаться и за этими пределами, поэтому проблема коллапса биосферы не снимается, а в лучшем случае отодвигается в неопределённое будущее. Может оказаться, что самоорганизация общества придёт к самоограничению рождаемости, тогда проблема перенаселения будет снята, но пока будущее неопределённо и сдавать в архив эту проблему рано.

В 20 и 21 веках нависла угроза глобальной экологической катастрофы, вызванной одноцелевыми экономическими процессами (максимизация прибыли). Однако все живые (социальные) системы многоцелевые. Уже несколько тысячелетий кроме материального достатка люди хотят безопасности, надёжности, удовлетворения познавательных потребностей, осознания смысла (цели) жизни и пр. Материальный достаток не всегда может обеспечить удовлетворение этих потребностей. Будущая экономическая наука должна изменить критерии развития и провозгласить принцип ограниченного потребления возобновляемых ресурсов планеты и неограниченного развития духовных потребностей. Советская система в XX веке также предполагала ограничение потребления в рамках разумных потребностей. Но генетическая  «близорукость» преобладает над разумом. Люди предпочитают сегодня переесть, чем оставить на завтра.

Односторонние подходы к исследованию экономических процессов заходят в тупик. Синергетической подход к экономике высветил причины слабости экономических теорий. Самоорганизация сложных систем зависит от множества факторов. Интеллект человека без математического моделирования не способен охватить все сложности этого процесса. Классические модели экономики слишком упрощённые, т.к. изучают выборочные параметры из сотен переменных, поэтому рекомендации специалистов носят частный характер и не избавляют общество от кризисов. Кроме того, финансовая система развивается вопреки теоретическим рекомендациям. Ради сиюминутной выгоды, корыстных интересов раздуваются финансовые пузыри, не соблюдается баланс между выпуском валюты и товарным производством. Финансовые рынки сами формируют реальность, в которую и погружаются.

Во всех вариантах современной экономической теории явно или неявно принимается линейная онтология. Но приложение даже строго обоснованных линейных моделей к заведомо нелинейным процессам является довольно сомнительной процедурой. В силу разнесённости во времени и пространстве экономических трансакций возникают различные эффекты запаздывания сигналов [50].

Теории управляемой экономики, внедряемые в странах социализма, воспринимаются либералами как покушение на свободу, считаются неэффективными, т.к. невозможно контролировать огромное количество параметров. Однако уже сегодня появление скоростных информационных технологий позволяет крупным ТНК планировать и контролировать свою экономическую деятельность. Успехи синергетики показали, что нет необходимости досконально знать все параметры самоорганизующейся системы (биосферы), чтобы управлять её деятельностью. Достаточно воздействовать на малочисленные «параметры порядка» и это направит самоорганизующуюся систему в нужный аттрактор [61, 62]. Например, люди с древности управляли поведением лошадей, не имея представления об их биологии.

В работе [50] предлагается ввести контроль цен на некоторые добываемые ресурсы. Фиксация оптимального вектора цен на энергетические и минеральные ресурсы приведёт к минимизации негативных нелинейных экономических эффектов, ибо его спекулятивная «раскачка» будет затруднена привязкой (через производственные цепочки) большей части товаров к «твердым» ценам. При этом стоимость минеральных ресурсов может быть достаточно точно выражена через стоимость любого энергоресурса (например, киловатт-часа электроэнергии или литра бензина).

Сверхсложную экономическую систему невозможно познать с одной точки зрения. В связи с эти появились разные подходы. Интеграция нижеследующих подходов может быть названа холистическим исследованием.

·         математическая экономика;

·         термодинамическая экономика;

·         гиперэкономика (концепции философии и естествознания в экономике);

·         рефлексивная экономика;

·         эволюционная экономика;

·         физическая экономика;

·         информационная экономика;

·         кибернетическая экономика;

·         синергетическая экономика;

·         неравновесная экономика;

·         нелинейная экономика.

Необходимо правильно сформулировать цель существования и развития человечества. Без «видения» цели все стратегии превращаются в методы проб и ошибок. Неверно определенная цель, при всей тщательности проработки способа её достижения, неизбежно ведет к краху. Очевидно, ошибочной следует считать цель постоянного роста благосостояния и комфорта. Кроме того, стремление к «максимизации прироста стоимости элементов экономической системы в единицу времени» [50] экологически опасно.

Цель человечества (подсистемы) должна быть согласована с целями надсистемы (биосферы, Вселенной) [102. 103]. Направление активности развития биосферы может служить ориентиром для выбора общечеловеческих целей, т.к. цели подсистемы должны гармонично сочетаться с целями надсистемы (биоэтика). Взамен максимизации прибыли можно сформулировать другую цель экономики. Максимально длительное самосохранение, включая адаптацию к космическим катастрофам. Такая промежуточная задача будет способствовать достижению генеральной цели - формированию космического разума, превосходящего человеческий [102. 103 ].

Если нет возможности изучить современную экономику с учётом всех переменных, то можно обратиться к моделированию. Однако компьютерное моделирование страдает теми же болезнями, что и экономический анализ. В основу компьютерного моделирования закладываются несколько ключевых (по мнению специалистов) параметров (аксиом). Невозможность учесть все аргументы, или ошибочность аксиом не позволяют производить эффективное моделирование. В настоящей работе вместо имитационного моделирования используется метод аналогий.

Аналогии можно увидеть в природных процессах, которые протекают так, как им положено, с учётом всех известных и неизвестных переменных. Изучая брутто эффекты естественной эволюции, можно увидеть истинные результаты, которые не способно представить никакое компьютерное моделирование. Биосферные процессы, физиологию живых существ можно использовать как идеальные модели. Однако изучение биосферных эволюционных процессов может помочь исследованию человеческого социума только в том случае, если законы развития сложных систем инвариантны. При этом надо убедиться в том, что законы природы одинаковы, а общество развивается по тем же законам, что и любое живое вещество.

К. Поппер [99, 122] отрицал существование законов развития истории, поэтому, не видя цели, рассуждал о стохастической самоорганизации общества. Авторы настоящей работы доказывают существование универсальных законов развития и биосферы, и общества (см. holism. narod. ru). Вопреки мнению многих историков, показано, что законы развития общества не только объективно существуют, но и повторяют законы развития природы. Современный социолог Зиновьева. А.А. справедливо считает, что «все типы законов, которые можно видеть в естественных науках, в принципе могут быть открыты и в сфере социальных явлений» [53]. Несомненно, социальные процессы (в том числе экономические) отличаются от биосферных тем, что являются продуктом сознательной и волевой деятельности людей. Тем большую ценность имеют обнаруженные инварианты, т.к. приводят к мысли, что сознательная и волевая деятельность людей подчиняется тем же закономерностям, которые задаются алгоритмами развития Вселенной [100].

Знание инвариантов позволяет отличать истинные тренды социального развития от флуктуаций и предсказывать будущее. Изменить законы природы нельзя, но знание их позволяет избежать неправильных решений. Поэтому решения политиков не должны противоречить инвариантам развития. Поскольку социологи и политики лишены возможности проверять свои теории экспериментально, то остаётся довериться мудрости природы, которая шлифует механизмы эволюции миллиарды лет. Для практического использования из альтернатив лучше выбирать решения, не противоречащие законам развития сложных систем. В этом случае риск политических решений будет меньше. В качестве примера успешного использования инженерного опыта природы можно привести бионику, на основе которой было создано множество полезных технических устройств. Уверенно прогнозировать развитие человечества возможно только на основе устойчивых трендов, которые следует разыскивать как бы с высоты «птичьего полета». Поэтому процессы в биосфере являются хорошими моделями для познания человеческого социума. Кроме того, человечество является малой частью биосферы, поэтому всё, что происходит на Земле, является порождением биосферы.

В настоящей работе обосновывается возможность познавать «правильные» экономические процессы на основе знания обменных процессов в биогеосфере, которые проверены сотнями миллионов лет эволюции. «Реальный экономический рост необходимо сравнивать с такими эволюционными моделями, как развитие биосферы или упорядоченная совокупность элементов и изотопов, представленных в периодической таблице» [70].

Однако, следует иметь ввиду, что человечество интенсивно вырастает из «детских штанишек», техносфера (подсистема человечества) по масштабам влияния может превзойти естественные подсистемы. Техносоциальные системы берут на себя функции управления биотой. В перспективе не человечество будет подсистемой биосферы, а биосфера станет исполнительной подсистемой ноосферы. Коэволюция – это не только приспособление человечества к биосфере, но и преобразование биосферы в интересах человечества. Коэволюция –осуществляется в интересах всех. Техно-социальная система, решая задачи коэволюции, неизбежно унаследует глобальные цели развития живого вещества и вселенского разума, будет следовать инвариантным законам развития Вселенной, т.к. подсистема всегда следует в кильватере надсистемы.

В последующих главах экономику человеческого социума будем рассматривать, следуя принципам эволюционизма. Результаты эволюции становятся более контрастными, если рассматривать не только брутто эффект (например, уровень жизни), но и эволюцию отдельных подсистем. Этот приём успешно используется в эволюционной биологии. Исследователи прослеживают изменения, например, конечностей, скелета, нервной системы и т.п. Не упуская из вида главную цель человечества (самосохранение, развитие высшего разума), мы будем отслеживать от древности до наших дней эволюцию следующих социальных функций:

·   Землевладение. Земледелие;

·   Ремесленничество. Промышленное производство. Техносфера;

·   Торговля. Коммуникации. Деньги и финансы;

·   Самоорганизация и управление экономикой;

·   Общинность (социализм) и индивидуализм (либерализм).

 

 

 

 

 

2. Эволюция экономики.

 

Следуя задачам, поставленным во введении, рассматрим эволюцию отдельных экономических подсистем, являющихся составляющими макроэкономики. Прогнозы будут производиться на основе обнаруженных трендов, сверенных с законами развития сложных систем (инвариантов).

 

2.1. Землевладение.

Каждое существо использует среду обитания на основе «естественного права». Животные поедают траву, не спрашивая у неё разрешения. При большом количестве претендентов и ограниченности ресурсов неизбежна конкуренция за владение ресурсами. «Собственность» каким-то образом помечается и все «чужие» изгоняются. Но животные не сдают свои владения в аренду другим. И если животные присваивают пастбища, то взамен служат разносчиками семян, удобряют почву, т.е. совершают действия угодные биосфере. Люди также отчуждают у биосферы территории для пользования, но никаким образом не компенсируют эти захваты.

Основными чертами экономики первобытного общества можно считать хозяйство присваивающего типа (охота, рыбная ловля; собирательство) [30, 35, 48]. Переход от собирательства к земледелию обусловлен истощением пищевых ресурсов, ростом населения, появлением знаний.

Развитие земледелия и скотоводства способствовало образованию поселений. Родовая община основана на совместном хозяйстве, совместном владении землёй. В соседской общине частная собственность малых семей на наделы земли сочетается с коллективной собственностью на другие сельскохозяйственные угодья.

Исторически наблюдается тенденция укрупнения землевладений, концентрация их в руках влиятельных лиц. Земля была царской, храмовой и собственностью территориальной общины. Землю в аренду сдавали дворцовые и другие состоятельные землевладельцы. Такая форма хозяйства была типична для Шумерии и Вавилонского государства (II тыс. до н.э.). Община в Египте исчезла рано вместе с традициями коллективного землепользования. Земля сконцентрировалась в руках сильных мира.

Наряду с укрупнением происходили противоположные процессы. Римский император Адриан (117 - 138 гг. н.э.) провёл аграрные реформы. В итоге удельный вес рабовладельческих вилл снизился, а латифундий и хозяйств колонатного типа увеличился. Но тенденция к монополизации земли перевешивала. В недрах империи созревали протофеодальные отношения, появлялись новые крупные землевладельцы.

В Западной Европе крестьянская община исчезла еще в средние века в результате внутренних и внешних войн и утверждения частной собственности на пахотные земли, луга, пастбища и леса. Земля передавалась в индивидуальное владение большим семьям, часть из которых превратилась в состоятельных землевладельцев. Господствовала  крупная феодальная собственность.

Начиная с ХIII в., личная и поземельная зависимость крестьян потеряла прежнее значение, собенно в условиях коммутации ренты (переход к денежной ренте). Имея собственное хозяйство и свободу, сельскохозяйственный производитель постепенно превращался в фермера.

В Англии аграрный вопрос был решён в пользу феодалов. Земля оставалась в их собственности. Поэтому сельскими капиталистами (фермерами) стали не собственники земли, а арендаторы.

Французская буржуазная революция ликвидировала господство феодалов. Земельный вопрос решился в пользу крестьян, что привело к постоянному делению земли на «лоскуты».

В Германии первоначальное накопление капитала шло путём разорения собственных крестьян. Помещики превращались в сельских капиталистов, а крестьяне - в наёмных рабочих.

В 17 в. на Севере Америки возникло фермерство. В Японии государство выкупало землю у помещиков и продавало в рассрочку крестьянам.

Итак, происходил циклический процесс «укрупнения- - дробления» земельной собственности. Неравенство сил концентрирует земельный ресурс во владении сильных мира сего. Для каждой эпохи в зависимости от технологий эксплуатации оптимальный размер участка земли был разным. Непрерывное изменение технологий, качества земли, численности населения не позволяют достичь постоянного оптимума в размерах эксплуатируемого участка, поэтому колебательный процесс поиска оптимума будет продолжаться. В связи с общими тенденциями, земельные наделы должны приобретать черты промышленного производства продуктов питания. Количество людей занятых в сельском хозяйстве может быть снижено за счёт использования новейших технологий и машин.

В борьбе за земельные участки человечество не обращало внимания на главного участника этой конкуренции – биосферу. В биосферу отправляются отходы промышленной деятельности, которые не участвуют в традиционных трофических потоках (мусор). Человечество должно прекратить осваивать биосферную целину. Создавая искусственные высокопродуктивные биоценозы, необходимо часть земель вернуть в естественный биологический круговорот.

 

2.2. Человеко-машинные системы. Ремесленничество, промышленное производство.

Ремесло (умение изготавливать орудия для труда, войны, добычи) развивалось вместе с формированием человека. Антропологи отличали захоронения человека от захоронения обезьян по найденным обработанным камням. Ремесло есть труд, направленный на совершенствование природных способностей человека, посредством создания различных приспособлений. Компенсация физиологических недостатков живых существ известна биосфере до появления человека. Орел, разбивающий камнем яйцо страуса, палочка в клюве птицы, палка в руках обезьяны, горилла, метающая предметы, являются примерами использования «инструментов». Причём некоторые инструменты обезьяны изготавливали сами. Компенсация собственных недостатков техническими средствами является следствием трудовой и разумной деятельности человека.

Специализация трудовой деятельности стала возможной только на фоне процессов обмена. Появление различных ремесел и городов способствовало развитию внутреннего рынка. Избыточный продукт позволил освободить часть людей от сельскохозяйственной деятельности. В городах происходила специализация и социальная дифференциация населения, возникали объединения ремесленников по профессиям. Расцвету ремесленной деятельности способствовало имперское государство Рим. Ремесленничество поощрялось государством. Солон ограничил ссудный процент в целях укрепления экономического положения ремесленников.

До нашей эры были созданы все основные машины и инструменты, которые расширяли возможности человеческого организма. Развивались человеко-машинные организмы. Позже они только совершенствовались. Рассмотрим эволюционные ряды развития функций человеческого организма воплощённых в техносфере [18, 19].

Манипуляторы (конечности, руки). Ранний палеолит (600 - 100 т.л. до н. эры). Ручные рубила из осколков камня, колья, раковины, кости. Эти орудия вооружали руку, делали усилия концентрированными.

Средний палеолит (100 - 40 т.л. д. н. эры). Появляются составные орудия, палка + камень + кость. Происходит «удлинение» руки: палка, дубинка, каменный топор, шест.

Поздний палеолит (40 - 13 т.л. до н. эры). Продолжается удлинение руки: метательные копья, дротики, луки, бумеранги.

Неолит (6 - 4 т.л. до н. эры). Оружие, инструменты приспосабливаются к руке (эргономика). Изобретаются станки для обработки камня, рога, дерева, металла (5 т.л. до н. эры). Гончарный круг и изделия из фаянса появились около 4 - 2 т.л. до н. эры. (Шумерия, Крит, Египет). Из железа изготовляли серпы, косы, проколки, шилья, долота, тесла, топоры, зубила, пилы (Шумерия, 3 т.л. до н. эры). Растет разнообразие и специализация инструментов, усовершенствуется лук, появляется арбалет, метательные машины (Греция 7 - 9 вв. до н. эры).

Порох используется для метания предметов (начало нашей эры). Ракеты (6 век) и огнестрельное оружие в Китае (8 в.), огнестрельное оружие в Европе (13 в). Бронзовые пушки на флоте и на суше (14 в.), ручное огнестрельное оружие (конец 14 в.), пистолет (конец 16 в.), боевые ракеты (Россия 1815 г.), пулемет (конец 19 в.).

Двигатели: Мышцы человека (100 - 13 т.л. до н. эры); мышцы животных (3 - 2 т.л. до н. эры); ветряные двигатели (парус 2,5 т.л. до н. эры); водяные колеса (5 в. до н. эры); паровые двигатели (1700 г.); двигатели внутреннего сгорания (1860 г.); газовые турбины; реактивные двигатели; электродвигатели (начало19 в.).

Приёмники информации. Глаза, очки – дырочки в дощечках, стеклянные очки (13 - 14 вв. Флоренция), микроскоп, телескоп, тепловизор, датчики радиации, приемники радиоволн, фотоаппараты, кинокамеры, видеокамеры и т.п.

Средств экологического гомеостазиса (жилища). Пещеры, навесы, хижины, огонь костра (100 - 40 т.л. до н. эры). Химическая обработка шкур (золение), плетение из лозы, стеблей листьев. Постройки из дерева, костей, шкур, землянки из жердей покрытые шкурами. Перегородки в домах и пещерах. Жилища на бревенчатых настилах, глинобитные дома, кирпичное строительство (города в Индии, 2 - 3 т.л. до н. эры и Вавилоне 1 т.л. до н. эры). Строительство пирамид (Египет 2,5 в. до н. эры). Каменные дома сложной архитектуры появились в Греции и Риме с высоким уровнем комфорта (водопроводы, водостоки, бани с подогревом, ванные комнаты, портативные очаги, камины). Многоэтажные дома строились в Риме. Там же проводили кондиционирование воздуха и воды, строили кладбища. Позже города только расширялись, обеспечивались транспортом, освещением, заводами, цехами, учебными заведениями.

Осветительные приборы (каменные плошки для жира) появились 40 - 13 т.л. до н. эры. Им предшествовала искусственная добыча огня трением (100 - 40 т.л. до н. эры). Освещение шахт жировыми лампами из кусков мела, горящие ветки, берестяные факелы, сосновые лучины в домах (6 - 3 т.л. до н. эры). Использование нефти для  освещения (Вавилон). До 15 века в Европе для освещения служил очаг, появились промасленные бумажные окна, масленые лампы из глины, стекла, металла. Лампы накаливания, люминесцентные и полупроводниковые светильники, лазеры (20 век).

Защита тела от холода: одежда из шкур, льна (13 - 6 т.л. до н. эры). Первые ткацкие станки (5 т.л. до н. эры). Кожевенное и меховое производство. Ткани из  конопли, льна, шерсти (Египет 3 т.л. до н. эры). Ковры в Персии (8 в. до н. эры)

Энергетика человечества и биосферы развивалась в следующей последовательности. Энергия мышц человека;  химическая энергия горения; энергия движения быков, ослов, лошадей. Энергия воды, ветра. Сжигание угля, позже нефти и газа (паровые машины, ДВС, турбины). Солнечная энергия (батареи, солнечные нагреватели); атомная энергия; преобразование тепловой энергии в электрическую, световую, использование тепла недр.

Собирательство растительной и животной пищи. Охота на животных, рыболовство (13 - 6 т.л. до н. эры). Приручение овец, коз, баранов, крупного рогатого скота (Иран, Ирак, юг Прикаспия, 10 - 7 т.л. до н. эры). Устойчивый переход к земледелию и скотоводству (6 - 4 т.л. до н. эры). Переход  к  возделыванию ячменя, пшеницы (Ближний и Средний Восток, Средняя Азия. 9 - 7 т.л. до н. эры). Производство бобов, перца, агавы, тыквы, хлопчатника (Америка).

Шахтная добыча камня: кремнистого сланца, обсидиана, базальта, абразивного песчаника, нефрита. Расширение добычи камня, переход к добыче самородного золота, меди, серебра, свинца и олова. Освоение металла вместо камня, выплавка меди из руды (5 - 3 т.л. до н. эры). Глубокие шахты. Чугун в Китае (4 в. до н. эры). Железо в Индии (4 в. до н. эры). Железо в Египте (2.8 т.л. до н. эры). Железная руда добывались из болотных, луговых и озерных руд. Изобретение бронзы (Иран, 3 т.л. до н. эры) и распространение в другие регионы планеты.

Появилось рыбоводство, животноводство стойловое и пастбищное, распашка земель, система орошения. Освоение хлопка, шелка. Изобретение фаянса и стекла (Египет, Двуречье, 3 т.л. до н. эры). Освоение минерального сырья для приготовления красок. Добыча соли из морской воды. Костный клей (3 т.л. до н. эры). Использование глины, гипса, смолы, асфальта, битума в качестве связующих компонентов при строительстве. Тростник использовали для строительства судов (Египет, 3 т.л. до н. эры). В Риме развивалось садоводство и птицеводство (3 - 1 т.л. до н. эры). Ткацкий станок, токарный станок по металлу появились в 6 в. до н. эры.

Цеховая система [54] возникла почти одновременно с городами: в X в − в Италии, в XI − во Франции, в ХIII в. − в Англии и Германии. В период начального капитализма в средние века сосуществовали мануфактуры, фабрики и феодальное хозяйство, причём их соотношение в разных странах было различным. Первые мануфактуры в городах Италии возникли в XIV веке. К XVIII веку они стали распространённым явлением во всей Западной Европе. Мануфактура отличалась более эффективным разделением труда. Происходил переход от индивидуального производства к массовому. Возникновение промышленного капитализма относится к рубежу XVIII и XIX веков благодаря переходу от ручного труда к паровым машинам. В середине 19 в. Англия производила половину мировой промышленной продукции.

Промышленный переворот во Франции происходил за счёт импорта машин из Англии. Но Франция вырвалась вперёд по слиянию банковского капитала с промышленным.

На Севере США в конце 18 века начала развиваться промышленность. Основа была создана потоком капиталов и активных, деловых эмигрантов из Европы, склонных к индивидуализму. С 1980 г. США занимают второе место после Англии по промышленности.

Промышленность развивалась в последовательности: ремесло, мануфактура, цех, фабрика, корпорация, ТНК. Этот процесс сопровождался укрупнением промышленных предприятий, ростом специализации труда (конвейер), ростом квалификации инженерно-технического персонала, а также совершенствованием системы управления (менеджмент). Наука способствовала прогрессу производства.

Всё в большей степени техносфера становится интеллектуальной, энергосберегающей, подобной суперорганизму. Ускоренно возрастающие размеры техносферы на порядки превышают адаптационные возможности биосферы и угрожают её устойчивости.

Следуя инвариантам развития, техносфера создаёт всё более интеллектуальные механизмы с использованием «тонких» видов энергии [103]. Согласно этим принципам в будущем наиболее перспективным будет использование энергии микромира и нанотехнологий. Совершенствование неорганического разума понижает зависимость от биосферы и космических катастроф [103]. Таким образом, творчество человека неосознанно повторяет алгоритмы становления естественной природы.

 

2.3. Торговля. Коммуникации. Финансы [55].

Эти три понятия сведены в один блок в связи с тем, что торговля (материальные потоки) без коммуникаций невозможна, а деньги являются информацией, сопровождающей материальные потоки.

Дифференциация и специализация труда породили обменные операции между производителями (торговля). Необходимость в коммуникациях стимулировала развитие транспорта. Эволюционный ряд развития транспорта приводится ниже [18, 19].

Волоки (100 – 6 т.л. до н. эры); водный транспорт, бревна, колоды, тростниковые челны, долблённые бревна, шесты, весла (40 - 13 т.л. до н. эры); сани, лыжи (13 - 6 т.л. до н. эры); вьючные ослы, быки, верблюды (3 - 4 т.л. до н. эры ); телеги (сани + колеса, 4 т.л. до н. эры); экипажи (телега + лошадь, 4 т.л. до н. эры). Далее рельсовый транспорт на угледобыче (15 - 16 вв.), паровые повозки (Англия 1700 г.), паровозы железных дорог (Англия, 1830), автомобиль (карета + двигатель, 1700-1890 г.); ряд автомобилей 20 века, который продолжается и сегодня. От этого ствола отделился ряд рельсовых транспортных средств с приводом от: лошади (1800 г.), паровой машины (1804 г.), дизеля (20 век.) и электротяги. Авиация, радио, телефон, телеграф, интернет (20 век).

Более или менее регулярный обмен сложился в период Среднего царства в Египте и позже в Древней Греции и Риме. Были построены маяки, благоустроены гавани. Тоннаж некоторых морских судов достиг 200 т. Строились каналы, дороги. Критяне (2 т.л. до н.э.) торговали с Сирией и другими странами.

Римская империя построила 300 тыс. км отличных для того времени дорог. Развитие транспорта продолжалось на протяжении всей истории. На горизонте освоение космических магистралей. Информационные сети (интернет) формируются по аналогии с нервной системой. Современные транспортные артерии способствуют всемирной торговле, созданию ТНК, объединяют человечество в единый суперорганизм. Можно прогнозировать, что дальнейшее развитие дорог нарушает естественные экосистемы и должно прекратиться. Уже сегодня в составе обменных потоков начинает усиливаться информационная составляющая.

В эпоху натурального хозяйства и общинной собственности на землю не требовались обменные операции с соседями, но активно производились односторонние обмены с биогеосферой. У древних племен развивались зачатки бартерных сделок. В древней Шумерии внутреннего рынка практически не существовало. Торговлю заменяло централизованное распределение из коллективных амбаров (Шумерия, Вавилония, социализм, «Город солнца», «Утопия» и пр.).

Наличие транспорта способствовало развитию торговли. Усиленному развитию внешней торговли способствовали купцы, использовались обменные эквиваленты (скот, соль, слоновая кость, ракушки – каури).

Во время Нового царства в Египте эталоном стоимости была спираль (утен) и кольцо (дебен). Позднее, главным мерилом ценностей становится серебро, иногда золото.

Первые в мире монеты стали чеканить лидийские цари в VII в. до н.э., затем ионийские греки на острове Эгина (серебро). В Спарте в обращении были медные и железные прутья − оболы.

Афинские «совы» и коринфские «жеребчики» были межполисной валютой. В Риме первую монету называли «тяжелый асе». Другая римская серебряная монета (сестерций и денарий) оттеснила все другие и превратилась в международную валюту. Развивалось меняльное дело.

В средние века соль, какое - то время, играла роль всеобщего эквивалента. Расширение торговли породило средневековые монеты (серебро и золото) определенного веса и круглой формы. В IX в. монеты чеканили в Бонне и Страсбурге. Чеканили короли, епископы и сеньоры. До ХII в. общеевропейское значение имели динарии Карла Великого. В XII в. появилась тяжелая серебряная монета Италии весом 20г («гроссо»). В ХIII в. золотые флорины ходили в Европе (международная валюта, дукаты, гульдены). В Германии в XV в. появился серебряный талер.

Для удобства и безопасности торговли в XIII в. появился вексель. Сделки оформлялись письменно, вексель заверял нотариус. Основы финансовой системы были заложены ещё до нашей эры. Развивалось ростовщичество. Менялы - трапезиты обменивали монеты по определённому курсу, выдавали ссуды, брали деньги на хранение. Постепенно меняльные пункты превращаются в банки. Например, трапеза Пасиона в начале IV в. до н.э. оперировала огромным состоянием в золотых монетах. Крупнейшими банкирами в XIV−XV вв. были Альберти и Медичи в Италии, Фуггеры и Вельзеры в Германии.

Военные походы за 16 век более чем в два раза увеличили количество награбленного золота в Европе. Поток золота нанёс ущерб хозяйству феодальных стран (Испания, Португалия), но усилил страны с развитым товарным производством (Англию и Нидерланды).

В 17 веке учреждается Английский банк. Темпы роста финансового капитала начинают обгонять рост промышленного капитала (особенно во Франции), приводя к кризисам в экономике. Деньги из эквивалента стоимости постепенно превращались в товар. Валюту продают и покупают, получая прибыль, не подкреплённую соответствующим количеством материальной продукции. В 20 веке мир наполнился американскими бумажными долларами, что приносило высокие доходы их производителю.

Сразу после войны на смену колониальному налогообложению США ввели прогрессивное монетарное налогообложение. И каждый день со всех долларов в мире платят 0.1% в виде инфляционного «налога» и процентов по кредитам [70]. Иностранные правительства снабжаются долларами, но не сразу рассчитываются за них товарами, причем с процентами. На момент оплаты инфляция «съедает» часть стоимости товаров (долговой налог).

По мере включения новых стран в зону долларовой торговли и по мере роста их взаимного товарооборота, США взимали с них налоги, выпуская очередную порцию банкнот, необходимых для ведения такой торговли. Взамен они получали иноземные товары - нефть, золото, металл, зерно, машины и т.п. Но чтобы спрос на доллары не уменьшался, США умело использовали монетарные механизмы управления курсом своей валюты. Это позволяло девальвировать выпущенные в обращение доллары и формировать на них постоянный спрос со стороны международной торговли. Если реальный товарооборот стагнировал, то наоборот - доллары ревальвировали и скупали по дешевке промышленные и сырьевые активы колоний. Безудержный рост массы денег, приводящий к экономическим кризисам, должен прекратиться, гиперинфляция больно ударит по сфере долларового обращения. Начнут укрепляться национальные валюты. В  будущем должна появиться мировая валюта, находящаяся под контролем международной общественности.

Итак, экономика (рациональное хозяйство) является основой функционирования и биосферы, и общества. Высокоэффективные процессы в природе (предмет физиологии) и высокоэффективные процессы в производстве (предмет технологии) строятся на общих принципах [125]. Нами было показано, что обменные процессы в сложных системах подчиняются определённым инвариантным законам [102. 103]. Технологии, созданные эволюцией, не могут не восхищать тех, кто создает искусственные технологии. К сожалению, между человечеством и биосферой эквивалентный обмен ещё не сложился. Человек пока берёт в долг и отдавать не собирается.

 

 

2.4. Самоорганизация экономики и управление.

Очевидно, что поступки людей являются следствием принятых решений. Важно заметить, что действия людей детерминируются генетикой. Поступки формируют социум и историю [100]. Поэтому инварианты развития биосферы прослеживаются и в развитии человеческого социума. Становление социума есть дуальный процесс самоорганизации и управления. Например, экономика целенаправленно создавалась людьми, т.е. это управляемый процесс.

Приведём примеры государственного вмешательства в экономические процессы. Вавилония многое переняла от Шумеров. Например, законы Хаммурапи стремились снизить социальную напряжённость. Экономикой руководили храмы. Весь урожай свозился в зернохранилища, откуда земледельцы получали всё необходимое. Бюрократический аппарат действовал через специалистов - профессионалов. Размер долгового процента строго ограничивался. Наказания за серьезные преступления были суровыми. Это пример централизованной распределительной экономики, которая спустя тысячи лет в новой форме воспроизводилась в СССР.

Египетское государство в своей деятельности также опиралось на бюрократический аппарат. Главным лицом в государстве был фараон. Чиновники тщательно фиксировали полученный урожай и количество скота. Общинники, работавшие на ирригационных и строительных объектах, получали необходимые инструменты и провиант из государственных хранилищ. Служивые люди за должность получали земли, прекрасные «виллы», изящные повозки, роскошные лодки, скот, продукты питания, вина и одежду. Примерно 1 т.л до н.э. появляется государственная монополия на изготовление и продажу растительного масла. Опыт государственного регулирования применялся и в микенский период.

В Древней Греции возникают полисы – государства. Их экономика отходит от централизованного деспотического управления. Практиковалось совмещение государственной и частной форм собственности. Верховное право на землю принадлежало полису, а собственниками земли были только граждане полиса.

Альтернативная экономическая и социальная системы возникли в Спарте (община равных). Реформы Ликурга свели к минимуму возможности обогащения и имущественного неравенства. Запрещалась продажа земли; изымались из обращения монеты и заменялись оболами, которых за пределами страны уже не было. Запрещалось пользование золотом и серебром, производство предметов роскоши и их потребление. Граждане Спарты должны были проживать в одинаковых условиях, носить простую одежду, принимать пищу за общим столом, пользоваться одинаковой домашней утварью. Это древний прототип военного коммунизма сумел победить демократические Афины.

Существенную роль в оформлении права частной собственности в Афинах сыграли реформы Дракота (621 г. до н.э.) и Солона (594 г. до н.э.). Запрещалось иметь земельные участки сверх установленной нормы, устраивать дорогостоящие погребения, строительство роскошных гробниц. Ограничивалось количество жертвенных животных. Реформы Клисфена окончательно покончили с привилегиями аристократов, завершили превращение Афин в сильное демократическое государство и способствовали его экономическому процветанию.

Рим унаследовал социальное устройство этрусков и древних греков. Римляне заимствовали у этрусков предписания о строительстве городов, зданий и организации земельного пространства, а также переняли у них правила межевания полей, знаки царской власти и др.

Рим то утопал в роскоши, то вводились государственные ограничения на неё. Так, по закону от 161 г. до н.э. во время диктатуры Суллы можно было тратить в будни от 4 до 40 сестерциев, в праздничный день более 40 сестерциев.

Реформы Юлия Цезаря способствовали не только активизации хозяйственной деятельности, но и повышению уровня жизни низших слоев населения. Август вел беспощадную борьбу с коррупцией провинциальной администрации.

В результате реформирования финансов, которое осуществлялось Тиберием (14 - 37 гг. н.э.) почти все налоги стали поступать в распоряжение императора. Эти средства он умело использовал для решения сложных экономических вопросов.

Политика Траяна (98 - 117 гг. н.э.) способствовала наибольшему благоприятствованию для провинций. Диоклетиан прекращает выпуск низкопробной монеты и вводит новую полноценную золотую монету. Диоклетиан издаёт эдикт о твердых ценах на продаваемые товары и твердых ставках заработной платы. Экономические реформы Диоклетиана и Константина (306 - 337 гг.) вывели Римскую империю из кризисного состояния, но на короткий срок.

Итак, творцами древней экономики были главным образом императоры, хотя они могли действовать и под влиянием «серых кардиналов». Социум был в должной мере управляемым.

В средние века развитие цехов происходило по инициативе разрозненных мастеровых, поэтому этот процесс можно считать самоорганизацией. Основными формами корпоративного устройства стали купеческие и ремесленные гильдии. Их высшие чиновники могли производить проверки и расследования, практиковать систему наказаний. Гильдии можно считать попыткой ухода от централизованного управления государством.

Становление капитализма в Европе являлось следствием самоорганизации буржуазии. Возобладали идеи либерализма, стохастического (свободного) рынка, неуправляемой экономики. В 20 веке альтернативой либерализму стали процессы в СССР, где господствовало централизованное государственное регулирование без всякой местной инициативы. Практиковалась плановая экономика.

Идиллии из либеральной экономики не получилось. вывели. Роль государственного регулирования снова начинает усиливаться после кризиса 1929 г. в США (реформы Рузвельта). Наблюдается тенденция роста государственной собственности в таких капиталистических странах как Бельгия, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания, Нидерланды, США. Частная собственность переходит в акционерную собственность. Существенная доля банковского капитала фактически является коллективной собственностью миллионов граждан. Государство регулирует процентные ставки. Создаёт стабилизационный фонд.

Государство и крупные корпорации начинают вводить долгосрочное планирование. Возникают надгосударственные образования в виде крупного финансового капитала. «Денежные мешки» (теневое правительство) манипулируют государственной властью в свою пользу. Идеологи через СМИ «форматируют» мозги населения, побуждая к заданным действиям. Свободный выбор поведения ограничивается узким коридором. Общество возвращается к деспотии власти, но её механизмом является не кнут, а деньги (пряник). Мы видим, что в странах социализма надгосударственная власть (КПСС) устанавливается легитимно. А в западных странах сверхвласть работает незаметно, как серый кардинал [53].

Итак, процессы централизации – децентрализации власти имеют циклический характер. Начав с централизованной деспотии, пройдя опыт либеральной самоорганизации, в 20 веке государства опять возвращаются к управляемой экономике. Либерализм, свободный рынок просуществовал не более 300 лет, а централизованная экономика древних существовала тысячи лет. По-видимому, история нащупывает некоторое оптимальное соотношение между централизованной властью и частной инициативой. Биосфера миллиарды лет занималась этой проблемой. И этот опыт можно у неё позаимствовать [101].

Исследования феномена управления в биосфере приводят к следующим выводам. В ходе эволюции наблюдается тенденция перехода от самоорганизации к управлению. Чем выше уровень сложности организации (животные, человечество), тем больше в них специализированных уровней управления. Управляемые и стохастические процессы гармонично сбалансированы.

В экономических системах мы наблюдаем такие же закономерности. Азиатские цивилизации развивались при жёстком централизованном управлении. Европа после средних веков совершила социальный эксперимент, ослабив управление и допустив либерализацию экономики. Но либерализм допускался только в отношении внутренних процессов. Колониальное поведение требовало сильной власти со стороны метрополии.

Либерализм открыл шлюзы для частной инициативы, что позволило развиться науке, инженерному творчеству, в том числе корыстному асоциальному поведению. Неконтролируемая жадность, неограниченная экспансия разрушают экологию человека.

Но развитие все же не может обходиться без метода проб и ошибок, поэтому задача заключается в оптимизации соотношения управления и самоорганизации. По мере совершенствования систем обработки информации доля государственного регулирования может возрастать. Если нет возможности взять под контроль всю экономику, то можно ограничиться некоторым ядром. Кара – Мурза [59] предлагает оставить в ведомстве государственного управления экономическое ядро, размеры которого позволят управлять им современными средствами. Оставшуюся часть экономики можно отдать на откуп частному сектору. Государство должно намечать социальную цель и ограничивать коридор либерализма экономическим и административным влиянием.

 

 

2.5. Коллективизм,  индивидуализм.

Кроме явных колебаний в размерах земельных наделов (глава 2.1) наблюдается периодическое изменения видов собственности (частная - общественная). Древним обществам приходилось создавать жизненные блага на основе коллективного труда. Господствовала общинная собственность на средства производства и уравнительное распределение жизненных благ («социализм») [35].

В эпоху неолита перешли от присваивающего хозяйства к производящему земледелию и скотоводству. Община древних земледельцев продолжала существовать в мануфактурах, цехах, фабриках. Ремесленное производство не было индивидуальным занятием. В нём присутствовала кооперация, разделение труда и распределение прибыли между членами кооператива. Поскольку общепринятая типология общин отсутствует, то и такие коллективные взаимоотношения можно называть общиной [Энциклопедия «Народы и религии мира»].

В IХ−ХII вв. появились города со статусом коммун. В городах - коммунах работали выборные советники и мэры (бургомистры), существовало городское право, охранявшее частную собственность. Позднее некоторые из них приобрели форму городских республик (Германия ХII−ХIII).

На Западе общинное ведение сельского хозяйства было непопулярно. Каждый крестьянин производил продукт, отдавал часть в виде налога, а остальным распоряжался сам. На Востоке, в том числе и в России, была развита община, артель. Общий урожай делили по справедливости сами общинники.

Каждый становился «винтиком» производственного процесса. Бывают общины с коллективной собственностью на средства производства и уравнительным распределением (древние). Могут быть общины с индивидуальной собственностью, трудовым распределением, зачатками эксплуатации и социального неравенства (города-государства Греции).

Индивидуализм, некоторая свобода принятия решений является прерогативой представителей властной иерархии, феодалов, мэров и пр. Либерализм, индивидуализм проявляется только на уровне руководящего менеджмента или собственника. Лидеры выбирают сферу бизнеса, принимают решения, несут ответственность и пр. Деятельность малого бизнеса (несколько человек) также может считаться либеральной, т.к. количество исполнителей соизмеримо с количеством руководителей. Фермер представляет индивидуальное хозяйство, т.к. никто не вмешивается в его решения и действия. Но даже менеджер крупного предприятия не может поступать по своей воле. Над ним стоит топ - менеджер и все действия должны быть согласованы с целями фирмы.

Рыночные отношения свободны, стохастичны, но в отношения с конкурентами вступают лишь несколько человек из многотысячного коллектива фирмы. Таким образом, либерализация экономики проводилась только в интересах собственников и высших руководителей, которые хотели избавиться от государственного контроля (часто неразумного).

Индивидуалист не терпит вышестоящего индивидуалиста. Индивидуализм, как социальный элемент, был всегда. Либеральная революция расширила доступ индивидуалистам к профессиональной деятельности. Если раньше индивидуализм был, главным образом, наследственным правом, то буржуазная революция открыла потенциальные возможности каждому желающему попробовать свои силы. Количество активных экономических субъектов выросло, на рынке стало тесно, возникла конкуренция, как поле битвы для индивидуалистов.

Психотипы людей [100] содержать элементы индивидуализма и коллективизма. Индивидуалисты стремятся к свободе поступков, стремятся занять руководящие посты. Если индивидуалисту в силу естественной конкуренции не удаётся этого достичь, то он испытывает стресс нереализованных возможностей

Общинников вполне устраивает роль исполнителей чужих решений. Разные этносы и культуры научились воспитывать в своей среде индивидуалистов и общинников. Запад культивировал психотип индивидуалиста, классифицированный Зиновьевым как «западоид» [53]. Для России более характерен тип общинника. Однако индивидуалистам необходимы общинники, для исполнения их решений. Сборище только индивидуалистов приведёт к непрерывной борьбе за лидерство. Получается, что либерализм нужен нескольким процентам работников промышленной сферы. Таким образом, общества индивидуалистов и общинников различаются только соотношением этих видов деятельности.

Либерализм проставляют возможностью раскрытия творческих способностей. Не следует думать, что творческим потенциалом обладают только индивидуалисты, но они отстаивают право доминировать в своих решениях и поступках (в том числе и глупых). Японцы умело используют коллективное творчество всех людей (от топ менеджера до уборщицы), которые приносят свои рационализаторские предложения для коллективного обсуждения и внедрения. Аналогичная система функционировала в СССР. В Западном менеджменте для принятия решений используется мозговой штурм (эффективный метод коллективных решений). Община подразумевает коллективизм, альтруизм, а индивидуалисту больше свойственен эгоизм

Итак, община никогда не исчезала из общества, она только изменяла форму и содержание, эволюционировала в производственные и земельные коллективы. Можно считать, что современное производство, есть продукт эволюции древних общин. Властные пирамиды с многими уровнями иерархии себя не оправдали. Множество частных пирамид сочетают в себе общинность нижних этажей и индивидуализм верхних. Как всегда необходимо найти гармоничное сочетание коллективизма и индивидуализма.

 

2.6. Брутто экономика. Капитализм [66].

«Капитализм – это общественно-экономическая формация, сменившая феодализм, в которой большая часть средств производства находится в частной собственности, а производство и распределение происходят под воздействием рыночных механизмов» (Википедия). Описывают не мене девяти разновидностей капитализма. Среди них государственный, демократический, коллективный и народный капитализм.

Эпохой первоначального накопления капитала в Европе считается время с середины XV века до середины XVIII века. Первоначальные капиталы накапливались не в сфере производства, а в сфере обращения, кредита и ограбления колоний. В начале 17 века англичане захватывают колонии в Америке. А в конце века начинают грабить Индию. Пиратство, работорговля, монопольная торговля по завышенным ценам также способствовали накоплению капитала. Английское правительство умело проводило экономическую политику, повышая пошлины на ввоз товаров, тем самым, стимулируя внутреннее производство.

Историки выделяют следующую последовательность становления капитализма в Европе: Англия, Нидерланды (Голландия), Франция, Германия. Перечисленные страны стремились захватить как можно больше колоний, вступая за них в борьбу. У Германии было минимальное количество колоний в Африке. Больше всего колоний было у Англии. По отношению к колониям метрополия вела себя так же, как человечество относится к биосфере. Однако колонии всё же получали взамен новые технологии, элементы западной культуры, знания и пр. Биосфера кроме ущерба пока ничего не получает от человечества.

Можно показать, что развитие капитализма, накопление первичного капитала почти всегда осуществлялась за счёт нещадной эксплуатации крестьян. В Англии огораживание пастбищ способствовало разорению крестьян и появлению рабочей силы. Этот неизбежный процесс осуществлён был и в СССР. Индустриализация происходила за счёт «рабского» труда сельскохозяйственных работников. Эти действия государства можно осуждать сколько угодно, но история не знала другого пути. В СССР, как и в Англии, беглые и разорённые крестьяне пополняли рабочий класс.

Нидерланды развивались по другому сценарию. В Голландии не было феодализма. Это была страна городов. Главную роль в Голландии играл не промышленный, а торговый капитал. Поэтому рабочих нужно было меньше, чем торговцев. Голландии принадлежало 60% мирового флота, и она была самой богатой страной банкиров. Первая фондовая биржа, торгующая ценными бумагами, появилась в Амстердаме. Однако в Голландии капиталы оставались в сфере накопления и не переливались в промышленность, поэтому победила Англия.

Во Франции источником первоначального накопления стало ростовщичество и эксплуатация своих крестьян. Натуральное хозяйство не побуждало крестьян к покупкам. Деньги были только у дворян, поэтому Франция развивала производство предметов роскоши. Мануфактуры развивались за счёт государственных субсидий. При этом у Франции были и колонии. Наполеон пытался силой укрепить приоритет Франции, но слабая экономика оказалась поверженной.

В Германии первоначальное накопление капитала шло путём разорения собственных крестьян при освобождении их от крепостной зависимости. Помещики превращались в сельских капиталистов, а крестьяне в наёмных рабочих. Колоний у Германии не было, поэтому строились дороги к северным и южным морям, чтобы удовлетворить имперские амбиции (но это будет позже). Германия стала центром не только Европы, но и железнодорожных перевозок. Промышленный переворот произошёл в 50 - 60 гг. 19 в. По техническому вооружению Германия обгоняла устаревающую Англию. Большую роль в хозяйстве играло государство, строились железные дороги, развивалась военная промышленность, нарастала угроза мировой войны за передел мира.

На юге США возродилось рабство. Рабов привозили из Африки на плантации белых хозяев. Изобилие неосвоенных земель породило внутренний колониализм. Экспансия США развивалась с Востока на Запад.

В конце XIX – начале XX в. капитализм с его свободной конкуренцией перерос в монополистическую стадию. Усилилась концентрация производственного и банковского капитала. Эти изменения в наибольшей мере происходили в США, что привело к острым социальным противоречиям. Интересам «среднего  класса» был нанесен значительный ущерб.

ХХ век столкнул европейские империи в двух мировых войнах за передел мира. В этих войнах активно участвовала и Россия. Трудно предположить, как бы развивался капитализм, если бы не было войн. История человечества такова, что за последние 6 тыс. лет произошло около 14 тыс. войн [56]. Войны обогащали одни империи и разрушали другие. Война является самым древним экономическим механизмом. Из крупных государств без войн на своей территории в ХХ веке существовали только США.

В ХХ веке колониальные империи начали распадаться, но связи с доминионами не прерывались. Колониализм изменил свою форму. От откровенно силового изъятия ресурсов развитые страны перешли к экономическим методам эксплуатации дешёвых и редких ресурсов, дешёвой рабочей силы и дешёвой земли.

Промышленность Англии с 1938 по 1990 гг., несмотря на спады в результате войн, выросла в 3 раза (в других стран в 8 раз). Происходят изменения в структуре экономики. Социальные протесты и стремление уменьшить политическую нестабильность заставляли политиков выступать в поддержку программ государственного регулирования отношений между наёмными работниками и нанимателями. Стали говорить о «модели социальной защиты». В странах Западной Европы вводятся государственное социальное страхование на случай нетрудоспособности, медицинское страхование, пособия безработным, пенсии по старости. Так возникают основы социального государства.

Правительство лейбористов в Великобритании реализовало модель Бевериджа, формируя с 1945 г. систему социальной защиты. Лейбористы провозгласили курс на социализм и государственное регулирование. Произошла частичная национализация промышленности. Когда консерваторы возвращались к власти, они занимались денационализацией. Сегодня в государственном секторе Англии находится около 20 % промышленных предприятий. Возникли смешанные государственно - капиталистические компании. Главным регулятором экономики является государственный бюджет, а не промышленный сектор. Конец 1970-х- начало 1980-х годов ознаменовался кризисом идей социального государства в Великобритании и США, где возобладали тэтчеризм и рейганомика.

Во Франции в 30 годы темп роста экономики был выше, чем в США и Англии. Но мировой кризис 1930 г. привёл к спаду промышленности до уровня 1913 г.. Вторая мировая война ещё больше подорвала её экономику.

После войны правительство коммунистов национализировало много промышленных предприятий и банков. В !982 г. произошла повторная национализация смешанного типа. Кредитная система осталась в руках государства. Военными делами заправлял государственный сектор. Государственное планирование получило особое развитие. Позже наметилась тенденция свёртывания государственного регулирования.

Германия. Первая мировая война стоила Германии дороже, чем другим странам. Промышленность сократилась вдвое, отобраны все колонии. К Франции отошли Эльзас и Лотарингия. Германию выручили США, давшие в долг 30 млрд. золотых марок. Возникают тресты. К 20 гг. немецкая промышленность восстанавливается. Кризис 1929 - 1933 гг. сократил промышленность на 40 %. В 1933 г. на фоне революционной ситуации с мелкобуржуазными лозунгами победил Гитлер. Придя к власти, он стал поддерживать монополистическую буржуазию. Фашизм стал формой государственно-монополистического капитализма, государственного управления хозяйством. Административные методы управления в период подготовки к войне оказались очень эффективными.

После поражения в войне Германия (ФРГ) сумела быстро восстановиться. Причиной было «омоложение» основного капитала. Налоги на корпорации достигали 90 - 94% и эти средства шли на реконструкцию. В 50 гг. капиталовложения в промышленность ФРГ достигли четверти ВВП (в Англии и США – 17%). ФРГ экспортирует товаров больше чем Англия и Франция вместе.

Головное место в финансовых группах занимают промышленные корпорации. В руках государства находится почти вся инфраструктура. Главным регулятором экономики является госбюджет. Осуществляется индикативное планирование.

Япония принимала участие в двух мировых войнах. Кризис 1920 – 1921 гг. сократил производство на 20 %. Правительство Танака претендовало на мировое господство (запоздалая претензия на колониализм). До второй мировой войны происходили периодические кризисы.

После 1930 г. милитаризация экономики вывела промышленность Японии из кризиса. За счёт очень дешёвых товаров Япония вытесняет с восточных рынков Англию. В 30 г. устанавливается фашистский режим сходный с Германским. Вступив во вторую мировую войну, Япония проиграла её по причине низкого экономического и военного потенциала. Начались реформы. Финансовые группы потеряли семейный характер, как и во всём мире. Японские промышленные группы напоминают концерны, в состав которых входят и банки, и торговые компании.

С 1950 по 1990 гг. Япония сделала скачёк в своём экономическом росте. По ВНП она вышла на 2-е место. Это вызвано обновлением технологий и кибернетизацией. Японцы мало тратят на потребление, а сбережения вкладывают в банки для инвестиций. В Японии низкие военные расходы. Развит патриотизм (патернализм). Фирма – это аналог большой семьи. Развита забота о работниках. Стимулируется непрерывная работа на одном предприятии. Осуществляется государственное и отраслевое планирование.

Итак, европейское благосостояние есть продукт колониального налогообложения с 16 века до середины 20 века. Позже рост благосостояния обеспечивался неоколониализмом и расходованием накопленного богатства. Империализм также эволюционировал.

Древние империи осуществляли грабеж, брали дань и торговали рабами. Данный метод был вполне приемлем до тех пор, пока основой мировой экономики было сельское хозяйство, а производительность труда по всему миру была примерно одинаково низкой. Ремесленное производство позволяло обменивать недорогие «цивилизованные» товары (бусы и зеркала) на гораздо более ценные товары (золото, пряности, меха, экзотические плоды, и т.п.) по сверхвыгодному курсу.

Соединенные Штаты впервые появились в имперской лиге в 19 веке, заявив свое право на значительную часть латиноамериканских и тихоокеанских колоний, принадлежавших, в первую очередь, Испании и Португалии. Постоянная драка между империями за колонии вылилась в Первую Мировую Войну. А уже в конце 30-х годов Германия, Япония, Италия, Россия и другие страны снова сделали заявку на перераспределение колоний в свою пользу. Следствием этого случилась Вторая Мировая война [2].

В 40 - 50-е годы в наиболее развитых странах наступила эпоха научно-технической революции, в результате которой происходит трансформация индустриального общества в постиндустриальное. Меняется структура трудовых ресурсов: уменьшается доля физического и растет доля умственного, высококвалифицированного и творческого труда. Доля сферы услуг в ВВП начинает преобладать над промышленностью. Интеллект стал важнейшим компонентом прогресса. Расширяется сеть коммуникаций, идёт интеграция экономик разных стран. Происходит информационная революция. На этом фоне кризисы углубляются и учащаются, несмотря на государственное регулирование. Локальные войны не прекращаются. Огромные деньги расходуются на вооружение. Особый интерес для нас представляет самая мощная экономика США. Важно понять генезис успеха.

 

2.7. Американский империализм.

В начале 20 века США выходит на первое место в мире по промышленному производству и за годы войны увеличивает экспорт в 1.5 раза. В 1920 г. США производили половину мировой продукции, хотя население составляло 6% от всего мира. Пригородный дом и автомобиль становятся стандартом жизни. Одной из причин такого роста является перекачка капиталов из воюющей Европы в безопасное укрытие (США).

Продолжался процесс внутренней колонизации страны. Идёт экономическая колонизация Латинской Америки. США ввозят в «колонии» свои капиталы и эксплуатируют их ресурсы. Неугодные правители устраняются от власти путём государственных переворотов.

Великая Депрессия 1929 года в США наступила вследствие перепроизводства товаров и нехватки денежной массы для покупки этих самых товаров. Текущая стоимость национальных бумажных денег устанавливалась в соответствии с их золотым содержанием, т.е. количеством реального золота, которое имелось у государства. Деньги были привязаны к золоту, а количество благородного металла ограничено, возник дефицит денег, а затем и дефицит платежеспособного спроса на товары и услуги. Далее последовало резкое падение цен (дефляция) на товары, банкротство предприятий, безработица, заградительные пошлины на импорт, пике потребительского спроса и низкий уровень жизни. Чтобы спасти американскую экономику, надо было печатать новые деньги. А народ больше верил в благородный металл, ходивший наравне с бумажными долларами. Поэтому Рузвельт запрещает в стране золотые слитки и монеты (кроме коллекционных). Все граждане должны были сдать золото в казну по $22,6 за унцию. Нарушителям грозило 10 лет тюрьмы или $10000 штрафа. Когда все золото собрали, унция поднялась до $35. Так Рузвельт девальвировал доллар, тем самым, обесценив долги и повысив конкурентоспособность экспорта [113]. Государство начинает регулировать экономику и управлять реформами.

После выхода из кризиса реформы Рузвельта были признаны незаконными и отменены. Идет концентрация монополий и банков, появляются финансовые группы. В результате в 1937г. начался новый кризис, выход из которого был связан с войной.

Начиная с 40-х годов, индустриальное производство США, подпитываемое импортом технологий и профессионалами Европы, начало развиваться в геометрической прогрессии. Воюющие страны опять переводили капиталы в американские банки, чтобы уберечь их от войны. Оказывая помощь Советскому Союзу по «лендлизу», американцы оживляли свою промышленность, которая с 1938 по 1948 выросла в 2 раза. И это на фоне разрушенной Европы. Печатный станок и монополия на доллары даёт США огромные преимущества.

Раздувание финансового пузыря привело к тому, что вся национальная экономика США с 1969 стала планово-убыточной. Реальные прибыли от основной деятельности стали меньше затрат на эту деятельность и вся дальнейшая «история успеха» американской экономики - это трансформация колониальных налогов в фиктивную прибыль.

Американская империя ввела прямое налогообложение своих колоний по образцу древних империй. Только теперь оно приобрело вид государственных заимствований «без отдачи», в качестве платы за защиту от «Империи зла» (СССР) и доступа на рынок США. К этому добавляется трудовой налог - размещение производств в странах с более низкой стоимостью труда. Большинству стран пришлось смириться с таким налогом, ибо альтернативой была интервенция, или военный переворот, или экономическая блокада со стороны США. Многие страны сами предлагали Соединенным Штатам деньги в долг в качестве страховки от нового финансового кризиса. С 1981 по 1988 США увеличили свой национальный долг на 75% (с 12 до 21 триллиона долларов). В 2007 - размер национального долга США составлял более 50 триллионов долларов, а сумма эмитированных денег - более 11 триллионов. Реальные ценности в американской экономике составляют 4-5%, а 95% это деривативы (основанные на курсах валют договора, акции, облигации инвестиционных банков и прочие бумаги (Ю.Д. Маслюков). Все промышленники стали спекулянтами. У производителей автомобилей в Детройте основное производство приносит убытки, а прибыль на спекуляциях несколько их компенсирует. Высокий показатель ВВП отражает не только производство продукции, но и спекулятивную прибыль.

С 1968 по 1975 планету трясли глобальные кризисы один сильнее другого. А с 1998 объем колониальных налогов США начал уменьшаться уже безвозвратно в связи с нежеланием многих стран «кормить» империю. Кризисы лавинообразно нарастают. Рассмотрим их причины

Проблема США связана не только с внешними долгами, которые можно и не отдавать, но и с огромными внутренними долгами (личные, корпоративные, пенсионные), сумма которых превышает 80 триллионов долларов. В 2008 году годовой дефицит равнялся $5,1 трлн. Это вместо официально объявленных $450 млрд. Вторая основная проблема - фатальное извращение реальной экономики, вызванное непропорционально раздутым финансовым капиталом, искусственно высоким уровнем доходов населения. У такого развития была своя логика.

После разрушительного кризиса перепроизводства 1929 г. нужны были меры по предотвращению повторений. Чтобы наращивать спрос, изобретается способ увеличения количества денег у населения. Предлагается заложить всё, что может приносить доход. Под это печатаются дополнительные деньги. Когда сумма долгов перекрывает всю стоимость физической собственности нации, приходится изымать стоимость физической собственности у других наций. Этими деньгами покрывался кризис перепроизводства, но в итоге раздувались финансовые пузыри. Одна и та же тысяча долларов многократно кладется на депозит или расчетный счет и выдается снова в виде кредитов. Монетарная база увеличивается в разы. В США этот кредитный мультипликатор доходит до 18, в Европе – порядка 14 - 13. В результате совокупные долги государств, потребителей, корпораций и банков Европы и Северной Америки превышают 2 годовых ВВП планеты. Американское управление мировыми сбережениями является колониальным налогообложением остального мира.

Реальная власть в США принадлежит нескольким десяткам тысяч наследственных финансово-торговых кланов, которые владеют четвертью всего национального богатства, для которых государство всего лишь инструмент обогащения. Если случится гиперинфляция, то она нанесет такой урон, что это приведет к прекращению нормальной работы многих отраслей экономики, а затем начнется новая Великая депрессия, хуже, чем предыдущая. Экономика перейдет на бартер, пока не появится замена валюте. Американский аналитик Джон Уильямс подтверждает, «революционное сокращение социальных расходов неизбежно приведет к взрыву».

Помимо искажений в финансовой сфере происходят и положительные изменения в структуре экономики государств. Монополии сменились корпорациями, т.е. диверсифицированным производством. Много филиалов функционирует в дешёвых регионах мира. Корпорации и финансовые группы потеряли семейный характер. Роль государственного капитала и государственного регулирования экономики возрастает. В государственный сектор входит почти четверть богатств страны: строительство, промышленность, научные исследования. Государство регулирует ссудный процент, усиливает экономические методы влияния. Планирование становится основой деятельности ТНК. Концентрация капитала у некоторых ТНК превышает бюджет некоторых стран. При этом внутри ТНК нет рынка, а действует «командная экономика», не уступающая по жесткости «командной экономике» СССР [116. 117].

Ожидать быстрых изменений в экономике Запада не приходится по причине того, что промышленность, сельское хозяйство, ЖКХ обладают большой инерцией. Они связаны с другими сторонами жизни множеством невидимых нитей, и потому не могут быстро измениться согласно волевому решению, каким бы гениальным оно ни казалось [59].

Тем не менее, выход из финансового кризиса возможен при международном вмешательстве. Нужно на уровне международного законодательства запретить делать деньги из денег, т.е. вступить в борьбу с «Клубом» финансовых воротил. Власти, которые могут вступить в борьбу с финансовыми воротилами должны быть независимыми от них. В большинстве стран власти управляются «игроками» с большими деньгами, т.е. верхушкой мировой финансовой капиталократии [116]. Финансовый и экономический кризис, наблюдаемый сейчас, является предтечей бури, которая разыграется в скором времени и в странах «Золотого миллиарда» [59]. Новая буря сметёт многие сложившиеся стереотипы и настоящая работа будет этому содействовать.

 

2.8. Становление социализма.

Не существует ни одного четкого определения социализма, в отношении которого имелось бы всеобщее согласие. Социализм от страны к стране облекается в самые неожиданные формы. От может быть космополитичен, националистичен, либерален, авторитарен, демократичен, автократичен, религиозен, атеистичен. Все зависит от среды, расы и национальных традиций.

Даже беглый просмотр концепций утопистов показал, что способы перехода к социализму и в прошлом, и в настоящем теоретически не разработаны, хотя в устройстве СССР после революционного захвата власти использовались многие концепции утопистов.

В формулировке Американской академической энциклопедии социализм - это «общество, провозглашающее равенство, социальную справедливость, кооперацию, прогресс, индивидуальную свободу и счастье, достигаемые на основе общественной собственности, а также базирующееся на системе общественного или государственного контроля над производством и его распределением» [120].

Социализм можно определить как форму организации общества, в котором основные средства производства и земля принадлежат государству; оно же организует плановое ведение хозяйства и распределяет продукты труда в соответствии с принципом: от каждого по способностям, каждому по труду (БСЭ). Социалистическим является всякое общество, где индивидуум находится на службе общины, народа, а не наоборот. Что качается плановой экономики, то этот признак постепенно теряет специфичность. По оценкам Дж. Гэлбрейта экономика США к концу ХХ века стала на 60% плановой, экономика Японии – на 80% плановой, экономика СССР была почти на 100% плановой. Экономика социалистического Китая остается на 85% плановой.

«Распределения по труду - объективный экономический закон социализма, согласно которому распределение продукта осуществляется в соответствии с количеством и качеством труда, затраченного работниками в общественном производстве» (БСЭ). К сожалению отсутствует способ расчёта затрат труда и его справедливой оплаты.

При социализме уровень благосостояния всех членов общества зависит от богатства государства; при капитализме богатство государства не имеет прямого влияния на благосостояние всех граждан. Их богатство или благополучие зависит от их собственных успехов в частном предпринимательстве. Движущей силой при капитализме является прибыль, независимо от того, каким образом она достигается.

Ноосферный социализм был заявлен Субетто А.И. и группой российских учёных в 1990 г. [118]. «Ноосферная экономика есть плановая, рыночная, управляемая, наукоемкая, квалитативная экономика с постепенным переходом от функционала прибыли, к функционалу качества жизни. Главный вектор трансформации – это переход из состояния «Разума-для-Себя» в состояние «Разума-для-Биосферы, Земли, Космоса», в котором человек учится управлять социоприродной эволюцией. Однако проблема перехода на ноосферные технологии неотделима от проблемы перехода России и человечества к ноосферному социализму, связанному с отказом от господства частной капиталистической собственности, рынка и прибыли, т.е. перехода к ноосферным социальным технологиям жизни людей и народов». Далее мы покажем, что биосферная экономика построена по таким же принципам.

Очевидно, экономические системы должны соответствовать политическому устройству общества и его ментальности. Тем не менее, всем навязываются «стандартные» экономические теории капитализма, хотя индивидуализм Запада плохо приживается в сообществах с общинным менталитетом. В России этот факт проявляется в содержании учебников, где освещается только американский менеджмент и экономика капитализма. Хотя заявленный плюрализм мнений требует, чтобы люди знали и плохие и хорошие стороны социализма и плановой экономики. В следующей главе мы проведём краткий обзор основных экономических теорий.

 

2.9. Выводы.

1.    История землепользования проявляется как циклическое «увеличение – уменьшение» собственного земельного надела в зависимости от качества земли и технологий эксплуатации.

2.    Древняя община не исчезает, а трансформируется в производственные и земельные коллективы.

3.     Прослеживается эволюционный ряд развития техносферы: ремесло, мануфактура, цех, фабрика, корпорация, ТНК. Развиваются коллективные индивидуальные человеко-машинные организмы (организации).

4.    Развитие техносферы происходит по тем же законом, по которым развивается биосфера. Техносфера становится всё более интеллектуальной, энергосберегающей, независимой от человека.

5.    Самоорганизация в биосфере и обществе постепенно замещается процессами управления. Роль государственного капитала и государственного регулирования экономики возрастает.

6.    Накопление первичного капитала почти всегда осуществлялось за счёт колониализма и нещадной эксплуатации собственных крестьян.

7.    Европейское благосостояние есть следствие эксплуатации колоний. Американская империя продолжает осуществлять прямое налогообложение «третьего мира».

8.Способы перехода к социализму до настоящего времени теоретически не разработаны. Наблюдается периодическое изменение видов собственности. В ХХ веке усиливается роль коллективной собственности.

9.Человечество находится на грани великого социального перелома.

 

 

 

 

3. Эволюция экономической теории.

 

3.1. Экономика – объект, ускользающий от исследований.

Научная теория представляет собой систему основных идей, обобщающих опытные данные и отражающих объективные закономерности природы на определённом уровне человеческого знания. По истечении некоторого промежутка времени новые наблюдения приходят в противоречия со старой теорией и заставляют пересмотреть всю совокупность фактов с новой точки зрения. Тогда возникает более совершенная теория, которая со временем замещается ещё более совершенной теорией.

Научные подходы к исследованию разных объектов достаточно схожи. Обычно первый шаг в установлении закономерностей природы состоит в наблюдении и эксперименте. Участники экономического процесса стихийно экспериментировали методом проб и ошибок. Удачные пробы анализировались, канонизировались. В отличие от наук естественного цикла, экономисты были заинтересованы в результатах своих исследований. Иногда приходилось выполнять социальный заказ или удовлетворять личные амбиции. «Экономическая наука, прежде всего, - средство обеспечения единообразных действий множества чиновников, но не основа для организации управления в народном хозяйстве в интересах обеспечения общественного развития» [50].

Спецификой экономических исследований является взаимозависимость между выводами теории и практикой. Выводы теории изменяют объект наблюдения (экономическую систему), новые наблюдения изменяют теорию и так далее. «Идеи экономистов гораздо более мощная сила, чем обычно думают. Практики, которые считают, что они полностью свободны от какого-либо интеллектуального влияния, обычно являются рабами ископаемых экономистов» (Кейнс. 1936).

Положительные обратные связи между теорией и практикой «раскручивают» социальные процессы, поэтому равновесие между теорией и практикой не достигается, теория не успевает «догонять» практику (рефлексивная экономика по Соросу). Достаточно проанализировать историю экономических учений, чтобы убедиться в этом [35, 42]. Кроме того, технический прогресс ускоряет эволюционные процессы до такой степени, что их трудно отслеживать и осмысливать. Теория безнадёжно отстаёт от практики. Частота и глубина кризисов увеличивается. Из состояния неустойчивости развиваются бифуркации (синергетическая экономика) [52, 50, 68]. Возникает острая необходимость обуздать этот процесс, контролировать и управлять им (экономическая кибернетика). Для управления необходимо знать законы развития, чтобы иметь возможность влиять на параметры порядка [62], при этом важно сформулировать верную цель развития. Ускоренное движение к неверной цели хуже бездействия, т.к. заводит общество в кризис.

Во введении изложены факты, дающие основания утверждать, что пока не существует экономической теории способной обеспечить человечеству устойчивое существование. Точнее говоря, стандартные положения, которыми руководствуются «рулевые» истории, не создают гармоничного общества. При этом существует много альтернативных теорий, но они не испробованы на практике, поэтому говорить об их справедливости преждевременно.

Несовершенство жизнедеятельности общества хорошо видно в сравнении с аналогичной деятельностью биосферы. Экономика биосферы отлажена столь гармонично, что отходы составляют около одного процента. Отходы общества составляют 90%. Уже этих фактов достаточно, чтобы начать учиться у биосферы.

 

 

 

 

3.2. История экономических учений [35, 42].

Школа физиократов (Франсуа Кенэ. 1694-1774) сложилась в позднем средневековье, когда ёщё были сильны феодальные отношения. Авторитарное государство, патриархальные отношения в течение многих веков создавали ощущение естественного порядка. Неприкосновенность земельной собственности являлась ключевым условием естественного порядка в империях. Теория физиократов не объясняет причин такого общественного устройства, но считает его естественным.

Франция конца 17 века была обществом, в котором торговый обмен ещё не стал общепризнанным, где сельское хозяйство являлось основной производящей отраслью, где земельная собственность являлась ключом к социальному превосходству. Такое общество не созрело для осмысления понятий: цена, капитал и прибыль, т.к. промышленность ещё находилась в стадии становления.

Кенэ считал, что промышленный рабочий только преобразует материал. Промышленность и торговля производят ценность равную издержкам. По сути, он был прав, т.к. в то время химия не выходила за пределы лабораторий алхимиков, которые пытались создать новые материалы, например, золото. Все ремесленники делали из известных материалов полезные вещи, например, обувь. Ошибка Кенэ в том, что он не видел, из чего возникает новая ценность. В те времена он и не мог это видеть, т.к. не существовало теории информации.

Чистый продукт по Кенэ равен выручке от продажи минус удержания. Доход имеет форму денежной прибыли. Он различает прибыль и капитал. Капитал – это средства, авансированные в хозяйство. Прибыль есть доход от капитала вложенного в производство. В этом вопросе он был прав.

У Кенэ развита концепция обращения затрат, обеспечивающих воспроизводство общества. Он понимал экономику, как совокупность количественных отношений, обеспечивающих её воспроизводство. Кенэ предвосхищает классическую школу и изобретает методы анализа.

В своих реформах физиократы для активизации деятельности фермеров предлагали устранить налоги и осуществлять свободный обмен продукцией, что не встретило поддержки у землевладельцев.

Экономику как науку признают от А. Смита (1776 г.) («Исследование о причине и природе богатства народов»). Это издание легло в основу классической школы и оказывало влияние на умы людей минимум 100 лет.

А. Смит творил в период колониализма Англии и бурного становления капитализма. Он изучал работы Кенэ, верил в существование универсальных законов, но теорию создавал под экономические отношения, сложившиеся в Англии. Смита интересовали механизмы создания совместного счастья, движимые «невидимой рукой». Он рассматривал либерализм как фундамент общества. Смит ратовал за свободу использования частного капитала, т.е. против регулирующих функций государства. Известные учёные – экономисты изучали состояние социума, которое складывалось на период их жизни. Эти условия формировались «невидимой рукой» сильных мира сего. Поэтому эта же рука водила пером теоретиков, подсознательно осуществлявших неявный социальный заказ владык.

В своих исследованиях А. Смит основное внимание уделял торговому обмену и меньше - производству. Он показал, что обмен продуктами, специализация труда, способствовали объединению людей. По мнению Смита, деньги облегчают обмен, но не являются богатством (меркантелисты). Истинное богатство - это продукты, необходимые для существования и удобства жизни. В 21 веке особо ярко видна правота А.Смита, когда стремление к денежному богатству раздуло финансовые пузыри и ввергло мировую экономику в кризис.

До сих пор его представления о ценности вещи (товара) входят в новые экономические теории. Ценность отражает полезность вещи и возможность обмена на другую вещь. Первая - потребительская ценность. Вторая - меновая ценность. По нашему, такое деление искусственное, т.к. возможность обмена также является полезностью. Деньги являются мерой меновой (рыночной) стоимости. Меновая ценность проявляется в обмене, её можно измерить с помощью другой меновой ценности. Рыночная цена может отличаться от естественной, но она стремится к ней благодаря конкуренции. Таким образом, в экономике нет эталона для измерений. Измерения производятся стохастическими мерами. Это аналогично измерению длины постоянно изменяющимся метром.

Почему-то Смит считал, что только труд никогда не меняет цену, только труд является истинным мерилом стоимости. Это сомнительное утверждение, т.к. до сих пор нет меры труда. Потраченное время также как и потраченная энергия не может служить мерой ценности труда. Котлован можно выкопать вручную или используя машины. Одинаковый результат достигается разными затратами энергии и времени.

Зарплата должна обеспечить жизнь работника и его семьи по установившимся нормам для данного социума. Но при этом для существования семьи капиталиста и работника складываются разные нормы. Эти нормы различаются в сотни и тысячи раз. Поэтому Смит распределение дохода между трудом и капиталом считает основным противоречием общества, которое не разрешено до сих пор.

Смит ввел различные экономические понятия (прибыль, прибавочная стоимость, норма прибыли). Прибавочная стоимость распадается на доход капиталиста и зарплату. Норма прибыли – это отношение цены товара к цене средств производства и зарплаты. Эта важная характеристики эффективности производства.

В отличие от Кенэ, У Смита есть две прибыли. Доход пропорциональный капиталу, авансированному в производство, и доход от капитала, авансированного в рабочую силу. По Смиту прибыль создаётся трудом, а маржиналисты считают её процентом от капитала. Дальше мы покажем, что все правы. Здесь стоит заметить, что бездарно инвестированный капитал может и не принести прибыли. В результате даже работники высокой квалификации могут не создавать прибыли. Неопределённость прибыли является слабым местом у А. Смита. Чтобы определить цену надо знать прибыль, а чтобы знать прибыль. надо знать цену. Эту неопределённость пытался разрешить Риккардо.

Давид Риккардо (родился в 1772 г.), типичный представитель английских бизнесменов. Сколотил приличное состояние маклерством на бирже. Становится землевладельцем, избирается в палату общин. Первые статьи появляются в 1809 г. Основные работы касаются теории денег, ценности и распределения. Труд не является мерой стоимости товаров, а только причиной их появления. С этим можно согласиться, т.к. мера труда скрыта в атрибутике товара. Относительная ценность товаров зависит и от количества труда, и от нормы прибыли.

Его план денежной реформы в Англии частично был реализован в 1821 г. Он настаивал на политике размена банкнот на золотые слитки (а не только на монеты). Цена золота определяется затраченным трудом и выплаченными налогами, а бумажный банкнот лишён внутренней ценности. Игнорирование этого требования в конце 20 века привело к финансовому кризису.

Риккардо считается лидером монетаризма. Но его версия пропорционального снижения стоимости денег по мере увеличения денежной массы не реализуется на практике. Обратная зависимость существует, но не пропорциональная.

Риккардо пытался создать теорию общества, через норму прибыли. По его мнению, норма прибыли зависит не только от величин зарплаты, но и покупательной способности рабочих. Важно, что он обращает внимание на системную связь между разными элементами экономики. Пытается установить связь между условиями производства, совокупным спросом и экономическим ростом. Изучает взаимоотношение эмиссии денег с их внутренней и внешней стоимостью. Риккардо прибегает к анализу производства с учётом его временной протяжённости и запаздыванием между производством товара и моментом его продажи.

Макроэкономика рождается в споре Рикардо и Мальтуса. Следствием макроэкономики стала защита международного обмена. Рассматривалась роль импорта и экспорта, зависимость между внутренним обесцениванием денег и внешним. Установлено, что норма прибыли в перспективе снижается, что может привести к прекращению накопления капитала. В этом случае дополнительные потребительские блага можно получать по дешёвому импорту из колоний.

Риккардо не вносит новых представлений в понятия «капитал» и «зарплата». Различает три класса: рабочие, капиталисты, землевладельцы. Он озабочен тем, что использование машин может вызвать безработицу, падение спроса на продукцию этих машин.

У Риккардо, в отличие от А. Смита, наименее плодородная земля не приносит ренты. Это положение было позаимствовано Марксом, но оспаривается современными экономистами [82].

Маркс ссылается на Риккардо как на основоположника теории трудовой стоимости. Риккардо возглавлял классическую школу экономики до маржинальной революции 1870 г.

Маржинализм возник в 70 гг. 19 века и получил своё название от понятия предельной полезности. Стенли Девонс, К. Менгер и Л Вальрас пришли к отрицанию классики. Маржиналисты связали полезность блага с количеством этого блага. Оно является редким, если не удовлетворяет спрос. Меновая ценность и полезность блага уменьшается с увеличением его количества При этом цены могут не зависеть от издержек производства (противовес классической теории).

Бем-Баверк (1889 г) и Альфред Маршалл (1890) разработали теорию предельной производительности. Растущее производство и убывающий спрос определяют и цену, и количество предлагаемых товаров. Маршалл объяснил, почему при росте цены на благо возрастает его предложение и убывает спрос. Увеличение производства блага сопровождает возрастающей, а затем убывающей отдачей (U образная зависимость). Существуют 3 вида капитальных благ: недвижимость (земля), личный капитал, труд.

Вальрас был директором коммерческого банка. Его теория общего равновесия является развитой формой маржиналистского анализа. Рыночное равновесие есть отсутствие избытка спроса или предложения. Спрос и предложение действуют как противоположные силы и отражают реальность, если строятся близко от точки равновесия. Бывают исключения, когда спрос определяет только количество товара, но не цену. Бывают ситуации, когда цена не зависит от количества произведенного товара.

В наши дни закон спроса и предложения Вальраса в условиях общего равновесия является основой микроэкономики. Целью теории общего равновесия является ценообразование в условиях совершенной конкуренции. В реальности никто не знает о поведении всех участников рынка. Реальная экономика всегда неравновесная.

Теоретики классической школы несостоятельность теорий объясняют «неправильным» поведением рынка. Саморегулирование блокируется профсоюзами, которые требуют повышения зарплаты. Но снижение зарплаты уменьшает совокупный спрос, что ещё более сокращает производство, возникает положительная обратная связь, выводящая рынок из равновесия в депрессию. Ограниченность теории ещё в том, что за накоплением богатства, забывают о «справедливости»

Американский институционализм (Т. Веблен. 1857 – 1929). Институционалисты считали, что экономическая наука не должна заниматься изучением только экономических отношений. Важно учитывать комплекс условий и факторов, влияющих на хозяйственную деятельность (правовых, социальных, психологических, политических и т п.). Они считали, что концепции классиков и неоклассиков схематичны и оторваны от жизни, т.к. в реальной жизни давно нет свободной конкуренции. Цена определятся не спросом и предложением, а экономическими «авторитетами». Кроме того цены, меняются не так быстро, и поэтому не успевают уравновесить спрос и предложение. Товары стали оцениваться не по полезности, а по престижности («эффект завистливого сравнения»). Характеристиками праздного класса являются демонстративная праздность и потребление.

В теории Веблена капитализм проходит две стадии развития. Стадию господства предпринимателя, когда власть и собственность принадлежат предпринимателю, и стадию господства финансиста, который не принимает непосредственного участия в производстве. Согласно его представлениям, первоначальная стадия торгового капитализма сменяется предпринимательской стадией, затем следует банковский (финансовый) капитализм и, наконец, административный капитализм.

Коммонс (1862 – 1945) и Митчелл выступали за государственное вмешательство в хозяйственную жизнь, опираясь на государственное индикативное планирование. Они показали, что частная собственность (основа либерализма) сильно трансформируется, принимая акционерную форму, и перестает быть индивидуальной частной собственностью.

Разные этапы в институционализме имели свои особенности. В 30 гг. он был ориентирован на монополизацию экономики. Технократический подход преобладал в 50 гг., позже появились идеи народного капитализма. Разновидности институционализма были направлены на анализ фирмы, анализ среды (теории общественного выбора и теории прав собственности), на организационные структуры, эволюцию и пр.

Дж Кейнс. Макроэкономическая теория (начало 20 века). Кейнс (преподаватель университета, советник правительства, биржевой игрок). Участвует в создании МВФ и Международного банка реконструкции и развития. Предлагает план образования международной денежной системы.

Большая часть работ Кейнса сделана по заказу Королевского экономического общества. Анализирует причины кризиса 1929 г., возлагая ответственность на маржинальную теорию. Его работы делают акцент на инвестиции, накопления, потребление и производство в масштабах всего общества (макроэкономика). Пришёл к выводам о необходимости вмешательства государства в экономику. Наиболее значительным пороком общества считает невозможность обеспечения полной занятости, а также несправедливое распределение богатств и доходов. По его мнению, рыночные механизмы не способны ликвидировать безработицу. По мнению Кейнса, бюджетный дефицит, рост денежной массы и инфляция являются вполне приемлемой ценой за поддержание высокого уровня занятости.

Кейнс рассматривает экономическое поведение людей с точки зрения психологии. С ростом доходов люди склонны увеличивать потребление, но не в такой степени, как растёт доход. Поведение людей может зависеть не только от анализа сложившейся ситуации, но и от будущих ожиданий, что уводит практику от теории.

По Кейнсу равновесный уровень занятости определяется равновесным уровнем национального дохода, который зависит от эффективного спроса. Сегодня доминирует старая классическая гипотеза, согласно которой уровень занятости определяется особенностями рынка труда.

Он расширяет функции денег, возвращаясь к представлениям древних. Древние различали деньги как средство обращения и как хранилище богатства. Рост сбережений влияет на уровень потребления и на уровень инвестиций. Чем больше денег хранится, тем меньше инвестиции. На уровень инвестиций влияет долговременная норма ссудного процента и государство должно её регулировать.

Экономическая теория благосостояния А. Пигу (Кембридж.1920), исходя из принципа убывающей полезности, предлагает повысить полезность богатства путём более равномерного распределения его среди членов общества. При распределении полезность для менее обеспеченных слоёв общества возрастёт в большей степени, чем снижается для более обеспеченных. Для этого он разработал систему прогрессивного налогообложения (ныне она широко применяется на Западе).

Развитие экономической теории (50 - 60 гг. ХХ века). Практика демонстрировала несоответствие теории и действительности. Р. Харрод разработал теорию экономического роста, где пытается раскрыть механизмы государственного регулирования темпов роста экономики. В качестве механизма предлагает снижать процентную ставку вплоть до нуля. Данное средство должно привести к росту капиталоёмкости, расширению спроса на сбережения, снижению доли сбережений в национальном доходе. Кроме того, это подорвёт базу рантье.

Хансен вслед за Кейнсом считал, что циклические спады и подъёмы экономики можно предотвращать государственным регулированием. Экономические циклы он объяснял влиянием положительных обратных связей (мультипликатор-акселератор). Инвестирование в отрасль генерирует подъём и в смежных отраслях.

Мерами регулирования может стать прогрессивный подоходный налог и страхование от безработицы, поддержание цен на сельскохозяйственную продукцию. В стадии депрессии рекомендуется снижение нормы процента, общее понижение налоговых ставок, скупка государством ценных бумаг, увеличение размеров ссуд от федерального правительства. Фактически это программа бюджетного регулирования. Она направлена на ограничение государственных расходов и накопления излишков в период подъёма экономики и рост государственных расходов вплоть до бюджетного дефицита в периоды спадов.

«Неоклассический синтез» 50 - 60-х годов пытается соединить неокейнсианскую и неоклассичесую теорию с использованием неоклассического анализа рынков труда, денежного и товарного рынков. Теория Кейнса создавалась для периода спада, который сопровождался инфляцией (угроза нестабильности). Возникла необходимость в регуляторах пригодных не только для спада, но и для подъёма. Неоклассическая теория хорошо обслуживала периоды подъёма 50 - 60 гг.

Экономическая стабильность рассматривалась как подтверждение правильности теории Кейнса до 70 гг. Но выработка продукции материального производства за период 1963-1993 гг. снизилась во всем мире в расчете на единицу рабочей силы сельского и городского населения. Общее положение на нашей планете в течение 1980-х гг. характеризовалось непрерывной и повсеместной тенденцией спада [70]. При этом некоторые регионы мира являются исключением из этого правила.

Кейнсианская теория не могла объяснить кризисы мирового хозяйства (энергетический, валютный, финансовый, одновременное сочетание инфляции и безработицы). Появились крупные корпорации, олигополии, которые устанавливали нужные им цены. Рост капитала и численности рабочих перестали быть главной основой экономического роста. Такой основой стал технический прогресс. По расчётам Солоу в середине ХХ века вклад технического прогресса в экономический рост составил 80%. На основании этого утверждается необходимость неокейнсианской программы регулирования.

Среди многих исследований можно выделить объединительные идеи Дж. Хикса, Э. Хансена, П. Самуэльсона, Л. Клейна. В теории восстанавливается дихотомия между денежным и реальным секторами экономики, но основное внимание уделяется реальному сектору. Противоречивость новой теории заключалась в предложении вводить государственное регулирование, но утверждалось, что рынок сам регулирует цены. Если для микроуровня они допускали полную информированность, совпадение реальных и ожидаемых результатов, то для макроуровня всё наоборот, потому предлагалось государственное регулирование. Однако в условиях неопределённости регулирование осуществлять невозможно. Управлять можно тогда, когда есть однозначные параметры порядка [62].

Продолжающиеся циклические экономические кризисы семидесятых, рост хронической инфляции приводили к пересмотру ортодоксальной версии кейнсианства. В 80-90 гг. новое направление (посткейнсианство) продолжает искать параметры экономики, позволяющие эффективно стабилизировать политику. Коллапс англо-американской и советской экономических систем определен общими дефектами мышления, уходящими корнями в школу А. Смита, И. Бентама, Д. Рикардо и др. [70].

Монетаризм Мильтона Фридмена представляет собой теорию и политику денежного обращения в большей степени, чем общую экономическую теорию. Монетаризм защищал экономическую свободу, свободное рыночное предпринимательство, Монетаристы трактуют деньги, как самостоятельную форму богатства, приносящую доход, в том числе, доход через приобретение материальных или денежных активов для перепродажи путем их закупки по более низкой цене. Для Смита, Рикардо, Маркса, Милля прибыль есть нечто, взятое одной личностью из кармана другого в форме торговой прибыли, ростовщичества или спекуляции [70]. Устойчивый прирост денежной массы включается в прирост реального ВВП. Монетарную теорию, можно рассматривает как «идеологию, обслуживающую заказ ростовщиков». В отличие от них неоклассики рассматривают деньги как средство обращения.

Фридмен выдвигает 5 форм богатства: деньги, облигации, акции, физические блага, человеческий капитал. Деньги занимают устойчивое место в структуре богатства. Единственная причина инфляции состоит в превышении темпа роста денежной массы по сравнению с темпами роста реального производства.

Экономическая теория предложения оформилась в 70 гг. в США. У этого направления много общего с монетаризмом. В рамках данной теории разработан алгоритм исследования возникающих проблем и разработаны приёмы их устранения. Источники роста объёмов производства и занятости в значительной степени определяются темпами роста факторов производства: капитала, труда, технического обновления. Темп предложения труда в перспективе определяется факторами демографии, а в среднесрочном периоде - величиной реальной заработной платы. Чрезмерное государственное регулирование мешает накоплению капитала, тормозит рост производительности труда, понижает темпы роста экономики. Охрана среды обитания ставится на второе место после накопления капиталов, т.к. налоги на сохранение окружающей среды сдерживают накопление капитала.

Высокие ставки подоходного налога могут привести к снижению поступлений в бюджет, т.к. снижаются стимулы к зарабатыванию, к осуществлению производственной деятельности. Эта точка зрения является отправным пунктом к снижению подоходного налога. Таким образом, теория разрабатывалась как идеологическая основа максимизации прибыли без оглядки на будущее биосферы и человечества.

Теория рациональных ожиданий. Монетаристы и кейнсианцы исходили из того, что информация агентов рынка базируется на прошлом опыте и не даёт точной оценки будущего уровня цен. Поэтому новая макроэкономика предлагает вернуться к исходным положениям классической школы, которая предполагает детальное знание существующей информации для повышения точности прогнозов. Рыночный агент должен собрать всю доступную информацию, например, о динамике урожайности, о возможных климатических изменениях, темпах роста цен, политике правительства. Затем, переработав эту информацию, принять решение относительно цен на зерно. При таких «талантливых» агентах рынка вмешательство государства становится ненужным. В таких посылках просматривается возврат к «хомоэкономикусу», что нереально, хотя к этому надо стремиться. Опять американцы забывают о других целях человечества помимо получения прибыли и мечтают о человеке – калькуляторе.

Германский неолиберализм возник как реакция на кризис 1929 г. Наибольшее распространение он получил в 50-80 гг. (Ойкен и Армак). Неолиберализм трактует общественное развитие в зависимости от механизмов управления, конкретных форм товарного производства и нацелен не только на экономические явления, но и на изучение социально - экономических проблем. Он пытается объединить идеи индивидуальной свободы и частной собственности с государственным влиянием на экономику, заявляя о возможности третьего пути развития между социализмом и капитализмом.

Ойкен считал, что государство должно развивать конкуренцию и ограничивать монополии. Армак переносил акцент с антимонопольного регулирования на вопросы социальной политики. Решения социальных вопросов он предлагал осуществлять с помощью прогрессивного налогообложения, с последующим распределением дохода в пользу малоимущих. Предлагал развивать систему страхования и гуманную социальную инфраструктуру. Такая политика функционирует в современной Швеции.

Неоавстрийская школа (Ф. Хайек). Экономика рассматривается как неотъемлемая часть социально - экономической системы. Отрицается возможность математизации экономической науки, т.к. экономические знания не имеют объективной основы в силу того, что исследователь включён в предмет исследования. Такой характер знаний о рыночном процессе исключает возможность регулирования рынка. Нельзя регулировать то, что не знаешь.

Л. Мизес является защитником либерализма в его крайних формах. Капитализм рационален потому, что таково врождённое поведение человека. Знание законов поведения человека поможет дедуктивно вывести идеальную экономическую теорию. Если бы Мизес сопоставил периоды существования авторитаризма (5000 лет) и либерализма (300 лет), то эти 6% не убеждают в генетической предопределённости либерализма.

 

3.3. Концепции физической экономики [68, 70] основаны на представлении о Мире, как системе энерго - материальных потоков. С точки зрения современной науки энергия есть мера движения материи. Любое материальное движение может быть охарактеризовано сопутствующей энергией. Поэтому каждому материальному потоку соответствует энергетический параметр, благодаря чему обеспечивается возможность анализа сложнейших процессов в системе сопоставимых физически величин. Физическая экономика принимает киловатт-час за  базу измерения стоимости.

 

3.4. Экономика природопользования [108, 77] не является самостоятельной наукой, но мо­жет входить дополнением ко многим экономическим мо­делям. Очевидно, развитие промышленности не исклю­чает зависимость человечества от природных, биогео­сферных ресурсов. Высокая интенсивность природо­пользования всё больше вызывает озабоченность буду­щим человечества. Ущерб природе отражается на эко­номическом и социальном состоянии общества. Среди множества потребностей человека усиливается потреб­ность в экологической безопасности.

Но природопользование в преобладающей части со­временных работ по экономической теории, выводится за рамки экономических отношений. «Ни одно положе­ние экономической мысли до последнего времени не было направлено на объединение усилий и сотрудниче­ство с биогеосферой» [108].

Правомерно определить природопользование как совокупность экономических отношений между людьми по поводу присвоения, использования, воспроизводства и охраны природных ресурсов и экологических благ [77]. Содержанием подобных отношений является минимизация отрицательного воздействия на окружающую природную среду при сохранении устойчивого движения к генеральной цели человечества. В основу природопользования положено внедрение средозащитных технологий, рециклинга отходов, сокращение энергоемких и ресурсоёмких производств. При рыночной экономике потребление компонентов экологических систем должно быть платным, а уровень оплаты должен учитывать возможности их регенерации. Надо заставить бизнесменов оплачивать ущерб, нанесённый среде обитания.

В работе Прыкина Б.В. отмечается несостоятельность рынка в сфере природопользования, проявляющаяся в территориальной локализации природных объектов, их ресурсной ограниченности, монополизации конкурентных отношений [108].  Рыночники не заинтересованы оплачивать эффекты, которые проявляются в отдалённом будущем. Кроме того, 60% жизни человека протекает вне рыночных отношений. Остальное время жизни (юность, старость) о нём должно заботиться государство. Обосновывается участие государства в регулировании процессов, связанных с присвоением, использованием, воспроизводством и охраной природных ресурсов и экологических благ. Обосновывается необходимость включать в издержки производства будущие (отложенные) расходы на регенерацию нарушенного природного равновесия. По существу это будет плата за продление жизни каждого человека и всего человечества на Земле.

 

3.5. Экономика социализма [106].

Как программа максимум социализм отвергает многие капиталистические концепции. Средства производства (в том числе земля и ее богатства) являются общественной, собственностью. Действует распределительная система снабжения ресурсами. Сохраняется денежное хозяйство. Действует автоматизирванная система определения размеров денежного вознаграждения за труд, а так же государственная система определения розничных цен потребительских продуктов. Цены соответствуют полной трудоемкости этих продуктов. Контроль финансовой системы облегчен тем, что она обобществлена и позволяет сосредоточить в своих руках реальную социально-экономическую власть.

Предусматривается опережающий рост производства товаров длительного пользования по сравнению с потребительскими товарами повседневного спроса. Рост производительности труда сопровождается увеличением свободного времени членов общества, необходимого для их всестороннего гармоничного физического и духовного развития (безработица исключается). При этом существенно возрастает роль науки. Знания, культурные и природные ценности должны быть доступны для каждого индивида, и доступ этот будет равноправным. Конкуренция творческой мысли в создании экономичных машин и технологий заменит рыночную конкуренцию между предприятиями.

Переходный социализм несет в себе многие черты экономики позднего капитализма, сохраняет использование некоторых рыночных форм. Одна из важнейших характеристик экономики социализма – снятие рынка по мере  развития послерыночных отношений.

Государство определяет лишь основные направления деятельности предприятий, а вопросы внутренней жизни и выбора путей решения общегосударственных установок осуществляет самоуправляющийся трудовой коллектив. Государство не только страхует рынок, но и задаёт генеральную цель. Скорее всего, будут доминировать коллективные предприятия и кооперативы, но могут сохраняться и акционерные предприятия, где значительную долю акционеров будут составлять частные физические лица. Важным каналом реальной власти на предприятии может и должна стать деятельность различного рода общественных структур, начиная от профессиональных союзов и заканчивая объединениями молодежи, рационализаторов, женщин, экологических объединений и т.д.

 

3.6. Выводы.

1. Экономическая теория создавалась 200 лет, но каждый раз возникали новые кризисы. Дефекты экономических теорий пока нельзя устранить более тщательной проработкой и учётом большего числа параметров. «Современная экономика похожа на астрологию, которая туманной сутью, экзотическими терминами и псевдонаучными изысками скрывает элементарные вещи» [113].

2. Между воздействием и обратной связью имеется запаздывание в обменных процессах. Теоретически просчитать его невозможно. Объект исследования «убегает» быстрее, чем его осознаёт теория. Все теории рассматривают статику, но действительность динамична (время - деньги). В связи с высокой динамикой социума нужно управление в режиме «on linе».

3. Для рядового бизнесмена просчитывать все экономические взаимосвязи практически невозможно. Чаще поступки совершаются из личных предпочтений. Попытки просчитывать варианты событий на основе сложных нелинейных уравнений носят поисковый характер и доступны специализированным центрам управления.

4. Препятствием на пути создания адекватной экономической теории являются авторские предпочтения, детерминированные психотипами авторов или социальным заказом. Одни авторы настаивают на необходимости централизованного управления. Другие отрицают роль государства в управлении экономикой, фанатично восхваляют либерализм, индивидуализм, свободную конкуренцию.

5. Существенной трудностью является отсутствие четко осознанной генеральной линии развития. Максимизация прибыли не является такой целью. Поэтому чрезвычайно важно сформулировать цели развития биосферы и человечества в её составе. Здесь приоритет принадлежит естествознанию и философии. В наших работах предлагается на обсуждение естественная цель развития биоты и разума [102, 103]. Если экономические решения приближают общество к цели, то они верны.

6. Отсутствует корректный эквивалент труда. Невозможность справедливо оценить труд порождает социальные потрясения и классовую борьбу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. Методы теоретической экономики.

 

4.1. Обзор методов (предшественников).

Сложную систему невозможно описать какой-либо одной моделью. Поэтому исследователи постоянно ищут разные подходы. Неполный список их приводился во введении. Сразу откажемся от применения концепций второго закона термодинамики (термодинамическая экономика) по причине того, что законы термодинамики выводились для простейших атомарных и молекулярных систем, к тому же изолированных [98] (Приложение1). Термодинамику интересуюи только потоки тепла, а в экономических системах циркулируют потоки вещества, разнообразной энергии и информации. В формуле Больцмана энтропия применима как характеристика меры хаоса только для простейших систем. То, что считается хаосом в простейших системах, в живых объектах становится специфическим порядком. Все живые системы управляемые, поэтому развиваются не по закону случая.

Кроме того, живые системы заведомо неравновесные и открытые, а законы термодинамики выводились для изолированных систем. К сожалению, многие авторы бессмысленно употребляют концепции термодинамики в своих экономических исследованиях, хотя эта атрибутика практически не оказывает влияния на выводы экономической теории. Обоснование этой точки зрения можно прочитать в Приложении 1 и [102, 103].

В физической экономике теория всё более и более приобретает форму естественно-научной дисциплины. Её важнейшим методом стал метод научной абстракции, с помощью которого формулируются экономические категории и строятся экономические модели. Современная экономика широко пользуется математическим моделированием и экспериментальными исследованиями. По мнению лауреата Нобелевской премии В. Леонтьева, дальнейшее развитие экономики как науки существенным образом зависит от того, насколько ей удастся постичь методологические принципы естественных наук, в особенности наиболее развитой среди них – физики [33].

Большой вклад в физическую экономику сделал Ларуш [70]. Его физическая экономика изучает особенности и принципы развития сферы материального (физического) производства с целью количественного и качественного улучшения «рыночной корзины» на базе непрерывного научно-технологического прогресса, обеспечивающего длительное существование человечества на Земле. Предлагается отказаться от измерения относительной эффективности экономики монетарными показателями, включая спекулятивные сделки. Предлагается измерять прирост экономики по реальному выпуску и потреблению физических объемов продукции домохозяйствами, фермами и предприятиям, рассчитанными на квадратный километр, на душу населения, на домохозяйство. Для поддержания соответствующих темпов прогресса в экономике нужно выделять больше средств на создание и развитие новых технологий в науке и технике [70].

Первым требованием является постоянное улучшение количественного и качественного наполнения рыночной корзины. Второе требование – это повышение отношения затрат на производство средств производства к производству товаров домохозяйств без уменьшения рыночной корзины. Третьим требованием является рост отношения «свободной энергии» к «энергии системы». «Неэнтропийная» форма роста производительной силы труда возможна лишь при условии роста энергоснабжения как в количественных показателях на душу населения, так и в показателях увеличения «плотности потока энергии». Мы уже упоминали, что рассуждения в терминах «энтропии» является некорректными (Приложение 1). Кроме того, рост плотности энергии опасен перегревом биосферы и потерей продуктивности. Вызывает сомнение требование постоянно повышать наполнение потребительской корзины, что аналогично концепции постоянного устойчивого роста экономики. Очевидно, постоянный рост невозможен, поэтому должны быть какие-то ограничения.

Для того, чтобы уйти от денежной оценки ВВП, идеологи физической экономики С.П. Подолинский, П. Кузнецов, Ларуш Х [95 59 70] предлагают измерять продуктивность хозяйства в единицах энергии (энергорубль).

Можно согласиться с тем, что валюта, например, золото, не являются идеальной мерой труда. Вес добытого золота косвенно отражает затраты труда на его добычу. Однако в зависимости от качества месторождения золота цена его добычи может быть разной. Прогресс может понижать или повышать цену добытого золота. Месторождение со временем истощается и затраты труда на добычу возрастают. Таким образом, добыча золота не может быть надёжным эталоном затрат труда. Кстати, постоянное снижение трудозатрат является одной из причин перманентной инфляции [131]. В Европе известны события, когда в обращении появлялось много награбленного золота. Себестоимость этого золота низкая

Можно показать, что энергорубль также имеет много недостатков. Затраты энергии на некоторое производство также не являются величиной постоянной. Изменяются источники и технологии добычи энергии. Средние затраты энергии подсчитать легко, но не просто разнести этот показатель по отраслям. В каждой отрасли, в каждой стране кватт-час будет иметь разную цену. Поэтому для взаиморасчётов потребуется уйма «курсов» этой «валюты». С золотом происходит то же самое. Мы будем отстаивать точку зрения, что мерилом труда является не столько энергия, сколько приращение новой информации (глава 7.5.2.). Но и на этом пути предстоит преодолеть много препятствий.

Эволюционная экономика [80, 83]. Концепция глобального эволюционизма не миновала и экономику. Маршалл А. был убежден, что образцом для экономиста должна быть эволюционная биология [75]. Веблен и Алчиан призывали использовать популяционный подход, принцип адаптивного поведения, включающего имитационные процедуры и метод проб и ошибок [31]. Такой подход к науке получил название «институционализм». Веблен пользовался теорией Дарвина о борьбе за существование. По его мнению, как человек боролся с природой, так борется и с другими людьми. Можно возразить, что эволюцию движет не только конкуренция, важную роль играет взаимопомощь, симбиозы, альтруизм.

Институционалисты также являются предшественниками настоящей работы. Их концепции изложены в главе 3.2. Р. Нельсон и С. Уинтер развивали теорию фирмы на основе эволюционных идей, теории сложных систем, отраслевой экономики и других разделов [83].

Синергетический подход [52, 60, 61] развился в последних десятилетиях ХХ века. Эта новая теория позволяет объяснить и даже предсказать некоторые динамические процессы, которые не могут быть объяснены с помощью традиционных экономических теорий. Понятия рационального поведения, устойчивости и равновесия, теория деловых циклов и теория экономического роста, которые играют фундаментальную роль в развитии традиционной экономики и здесь не теряют своей важности. Однако синергетическая экономика переносит центр тяжести на такие концепции, как, например, неустойчивость, бифуркации и хаос, которые не затрагиваются традиционной экономикой [52].

По сути, эволюционная экономика, неравновесная экономика, нелинейная экономика являются вариантами синергетического подхода. Рынки трансформируются количественно, качественно, непрерывно, фрактально и необратимо. Представлять их кибернетическими процессами допустимо лишь в ограниченном пространственно-временном масштабе. Это главная причина, почему не удалось создать в ХХ веке универсальную теорию рынка на базе кибернетических представлений [82]. Синергетическая эволюция включает механизмы и государственного управления, и рыночной самоорганизации, и рыночного саморазвития, и социальной эволюции общества. Для синергетического управления обществом мощность положительных обратных связей должна преобладать над мощностью отрицательных обратных связей [68].

Синергетика показала, что даже если модель экономики построена точно, она может оказаться бесполезной вследствие неустранимых ошибок измерений. Незначительные эндогенные и экзогенные флуктуации в состоянии неустойчивости могут изменить траекторию развития или вызвать регулярные и нерегулярные колебания. Вследствие этого точное прогнозирование стохастических систем становится проблематичным (как прогноз погоды на длительный срок).

Развитие событий существенно зависит от стартовых условий. Факт существования хаоса означает, что точные экономические предсказания - вещь почти невозможная. Комментируя сказанное, можно добавить, что предсказать поведение ряби на поверхности воды невозможно, но ритмику волн, их периодичность и амплитуду можно предсказать достаточно точно. Поэтому надо выделять закономерные события на фоне случайностей и обосновывать предсказания на основе известных инвариантов.

Отказ от моделей линейного развития позволяет избежать многих ошибок прогнозирования, позволяет осознать, что Мир развивается волнообразно, циклически. Наблюдаются периодические ускорения и замедления развития, наблюдается возрастание и снижение разнообразия элементов систем [103].

Наше отношение к выводам синергетики критическое. Представления о бифуркациях, когда система теряет память и дальнейшие события становятся непредсказуемыми, сделаны на основе простых «механистических» моделей и не могут быть распространены на объекты любой сложности. Изучение биологической эволюции показывает, что катастрофы, гибель одного и рождение другого следуют инвариантным законам. Действие инвариантных законов можно наблюдать на протяжении сотен миллионов лет эволюции. Следовательно, возможны определённые предсказания будущего. Парадоксально, но предсказывать отдалённые события легче, чем события средней дальности.

На рис. 4.1 показана последовательность жизненных циклов условных организаций (волны). Нелинейность волн позволяет осуществлять линейное прогнозирование только на начальном (псевдолинейном) участке жизненного цикла до перегиба. Предсказать начало спада и стагнации практически невозможно. Но есть длинные и сверхдлинные жизненный циклы в надсистеме [38]. На рис. 4.1 такая волна изображена жирной дугой.

Text Box: Динамика Ж Ц
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Рис. 4.1. Формирование длинных циклов развития.

 

Как видно, восходящая ветвь жирной дуги имеет большую протяжённость, чем у подсистем. Поэтому линейное прогнозирование на этом временном отрезке более достоверно. Итак, прогнозирование возможно на очень коротких и очень длинных интервалах времени. Средние зоны скрыты под неопределённостями случайных событий.

Переход к стагнации жизненного цикла можно назвать катастрофой. Катастрофа (изменение старой системы и рождение новой) в больших системах не может происходить скачком. Очевидно, для перестройки необходимо изменить количество и качество элементов и связей. Чем больше элементов содержит система, тем дольше будут протекать изменения. Эволюционные изменения живого вещества растянуты на миллионы лет. От решения правительства до его осуществления проходят десятки лет, например, перестройка СССР. В связи с изложенной концепцией можно изменить представления о бифуркациях социальных систем.

Сверхсложные (живые, социальные) системы отличаются огромной системной памятью, которая не может быть мгновенно потеряна в зоне бифуркации. Колоссальная инерция сверхсложных объектов делает процесс трансформации плавным. Например, Земля постепенно формировалась из протопланетного облака. Биосфера 4 млрд. лет развивала процесс цефализации (управления) и избежала отклонений от этого пути. Только иногда космические катастрофы приостанавливали этот процесс [115].

Итак, для сложной системы нет точки бифуркации, а есть зона перехода, растянутая во времени. В особо крупных организациях длительность бифуркации может быть столь велика, что это состояние можно рассматривать, как перманентное. Поэтому некорректно указывать точную дату апокалипсиса. Например, завершение эры динозавров было растянуто на 2 - 4 млн. лет. Октябрьская революция в России не закончилась захватом власти, а растянулась на десятки лет. Возможно, этого времени было недостаточно для достижения цели.

Кроме того, в точках (зонах) бифуркации скрыта потенция управления. Если слабые усилия способны направить систему в непредсказуемое русло развития, то этот же феномен облегчает управляющей воле использовать состояние неустойчивости. Незначительным, но точно нацеленным усилием может направить развитие в желаемое русло [51, 62].

Наиболее холистической, интегрирующей разные подходы является гиперэкономика [108] -современная наука о действиях человека, учитывающих интересы природы с целью обеспечения максимально длительного пребывания человечества на Земле. Авторы с позиций глобального эволюционизма, единства естественных и искусственных обменных процессов в природе пытаются сформулировать направление развития экономики. Внимание авторов [69, 95,108 ] сосредоточено только на материальных и энергетических потоках («в природе нет ничего кроме вещества и энергии»). Очевидным недостатком является игнорирование роли информации, информационных процессов в природе и обществе.

 

4.2. Методология настоящего исследования.

Сложность институциализма заключается в попытках разобраться с системой, где одновременно действует множество переменных, объективных и субъективных факторов. Человеческое мышление не способно представить одновременно более четырёх переменных. Для расширения возможностей мыслительного аппарата прибегают к математическим моделям или имитационному моделированию. Полезным может оказаться метод «сворачивания» сложностей, приведение задачи к меньшему количеству обобщённых аргументов. Мы развиваем эту методологию.

В основу нашего исследования положены следующие принципы. Холизм, историзм, эволюционизм, системное мировоззрение, взгляд из надсистемы, принцип целеполагания, концепция универсальности законов развития, междисциплинарность (естественные и гуманитарные науки), концепции эволюционной психологии. Используются аналогии между развитием сложных биологических систем и развитием человеческого социума. Гигантский опыт биосферы является неоценимым источником знаний о развитии сложных, живых, социальных систем.

Пионером такого подхода является наш соотечественник А. Богданов (начало 20 века) [12]. Разработчик общей теории систем Л. Фон Берталанфи [10] аналогию увидел в том, что все системы схожи и состоят из элементов и связей. Цель сложных систем оказывает существенное влияние на их развитие. Каждая сложная систем - многоцелевая, но главной целью является выживание, сохранение гомеостаза. При невозможности сохранить гомеостаз система эволюционирует, адаптируясь к новой среде обитания.

Системный подход рекомендует сначала определить объект исследования. Выделить его из бесконечно сложного Мира. Затем сформулировать цель исследования и цель развития объекта. В виде системы можно изобразить и атом, и галактику, и организм, и социум. Единая терминология, общий категориальный аппарат системного подхода позволяют сравнивать, замечать сходства и различия.

Диагностирование состояния системы осуществляется посредством сравнения фактического состояния с идеальным. За идеал принимается эволюционный «опыт» Вселенной. Социально-экономические процессы сопоставляются с природными аналогами. Обнаруженные расхождения классифицируются как нарушение инвариантых законов. Не все отклонения от «нормы» могут быть причиной «болезни» общества, но должны приниматься во внимание для более глубокого анализа.

В рамках междисциплинарного подхода важно обратить внимание на факт, что все общественные науки изучают социум изнутри. Человек находится внутри социума и физически не может выйти за его пределы. Напротив, методы классической физики основываются на выделении объекта из окружающей среды и исследовании его взглядом извне (часто игнорируется взаимодействие со средой и с наблюдателем). Мы используем две противоположные точки зрения на события, происходящие в обществе. Взгляд изнутри, типичный для социологии и экономики и взгляд из надсистемы типичный для естественных наук. Изучение законов целого, представление человечества, как подсистемы биосферы, и есть виртуальный выход в надсистему для реализации «взгляда со стороны».

Человек является подсистемой биосферы. Как известно, части системы должны развиваться по законам целого. Биогеосфера для человечества является надсистемой, а техносоциальная сфера – подсистемой. Техносфера является функциональным продолжением человека, дополняет руки, ноги, интеллект, сенсоры и пр., способствует потреблению ресурсов [103]. Поэтому мы вводим термин «техносоциальная» сфера, функционально объединяя человека и машины в человеко-машинные организмы (глава 2.2). Эта концепция обладает мощным эвристическим потенциалом.

Человечество генетически привязано к биосфере. Действия людей в большей степени детерминированы наследственной психикой. Психика есть продукт эволюции биосферы и приспособлена для выживания и развития. Поэтому люди бессознательно используют в своих действиях алгоритмы развития, зашитые в психике. Для понимания поступков людей важно оценивать их с точки зрения эволюционной психологии [100].

 

4.2.1. Использование инвариантных законов (натуралистический подход).

В работах [102, 103] показано, что существуют законы развития, которые можно увидеть в любых подсистемах Вселенной (инварианты). Эволюция вносит в них определённые изменения, но они остаются узнаваемыми. Инвариант сходен со странным аттрактором. Странный аттрактор – это область притяжения траекторий некоторого циклического движения. Траектории никогда не повторяются, но и не выходят за пределы аттрактора. Примером может служить маятник, подверженный стохастическому воздействие извне. Он будет колебаться около определённого положения равновесия, но его траектории будут стохастическими и непредсказуемыми. Например, нет двух одинаковых людей, но человек как существо остаётся узнаваемым.

Сходство законов развития биосферы и социума людей объясняется следующим образом. История есть результат поступков людей. Поступки людей детерминируются их психикой. Психика людей формировалась в глубинах биосферы и запечатлела наиболее правильные формы поведения. По этой причине развитие техносоциальной сферы детерминировано инвариантными законами природы [100, 102, 103].

Важно, что не только формальное описание, но и некоторые общие закономерности аналогичны для производственных и физиологических технологий. Схемы, которые действуют в промышленных системах, могут быть обнаружены в живых объектах. Уголев А.М. [125] сформулировал ряд принципов построения биологических объектов:

1.Принцип универсальности гласит, что основные закономерности строения биологических систем всеобщи.

2.Принцип блочности. Элементарные функции реализуются с помощью определенного набора функциональных блоков.

3.Принцип эффективности. Специализация и дивергенция функций создают наиболее эффективные организмы.

4.Принцип сохранения. Поддержание стабильности физиологических процессов.

5.Принцип циклизации. Процессы на всех уровнях биосферы цикличны.

6.Принцип мультифункциональности. Каждая структура имеет более одной функции.

7.Принцип управления. Первостепенная роль систем управления в организации естественных технологий.

8.Принцип компромисса заключается в невозможности одновременного поддержания всех функции на оптимальном уровне.

9.Принцип однотипности процессов.

10 Принцип комбинирования однотипных процессов. Эволюция идет преимущественно по пути комбинирования универсальных функциональных блоков.

Академик Анохин [6] выявил ряд принципов физиологии живых организмов, которые перекликаются с принципами Уголева.

1.Принцип избыточности Количество элементов больше, чем надо. Много нервных клеток и связей. Множество каналов информации. Избыточность информации.

2.Принцип резервирования – покоящиеся элементы способны включаться по мере надобности. Например, не все альвеолы легких работают в покое. Имеется также много резервных капилляров.

3.Принцип периодичности функционирования. В легких постоянно меняются альвеолы, одни отдыхают – другие работают. В почках тоже происходит с нефренами, а в мозге с нейронами.

4.Принцип взаимозаменяемости и замещения функций. Например, пораженные участки мозга компенсируются другими участками. Функции поврежденной мышцы берут на себя другие мышцы.

5.Принцип дублирования – две почки, два легких, два полушария мозга, две кроветворные системы. В нервах идет параллельный пучок нервных волокон.

6.Принцип смещения в ряду сопряженных функций. Если нарушается одна функция, то активизируется другая. Если нарушено дыхание, то в крови появляется больше эритроцитов (переносчиков кислорода).

7.Принцип усиления. Слабый информационный сигнал порождает мощную реакцию.

8.Правило исходного состояния. Реакция зависит от предыстории, (усталая мышца реагирует не так, как отдохнувшая).

9. Системогенез – объединение разных уровней организации во всех звеньях иерархии.

Все перечисленные принципы организации управления в организмах можно обнаружить в организации человеческих производственных систем.

1.   Принцип избыточности. Мощность производства (цеха) должна быть избыточной, то есть работа ведется не на предельной мощности. Это дает возможность при ремонтных, профилактических работах не останавливать производство, а последовательно ремонтировать различные подразделения, используя избыточные мощности.

2.   Принцип периодичности. Сменная работа людей. Механизмы работают без остановки от ремонта до ремонта. Производятся периодические остановки для профилактики.

3.   Принцип резервирования. Всегда имеются сырьевые резервы, резервы складских помещений, денег, идей и т. п.

4.   Принцип взаимозаменяемости. Диверсификация производства. При осложнениях с выпуском продукции «А» интенсифицируют выпуск продукции «В» или «С». Это повышает надежность.

5.   Принцип смещения в ряду сопряженных функций. При дефиците энергии включается механизм ее экономии.

6.   Принцип дублирования. У любого специалиста есть заместители на случай болезни, командировки.

7.   Принцип усиления. Нажатие кнопки может запустить в работу большой механизм.

8.   Привило исходного состояния. Совершив ошибку в выборе партнеров, в дальнейшем поступают осторожнее.

9.   Системогенез. Все системы производства работают как единый механизм.

10. Любое производство (фирма) эволюционирует, имеет свой онтогенез.

Особо следует рассмотреть функции иммунной системы, предназначенной для защиты от «чужого белка и своего мутанта». Будем осуществлять сравнение функций иммунной системы организма и защитных систем социальных объектов. Существуют барьеры клеточные и гуморальные, барьеры кожи и слизистых оболочек. Они являются механической преградой. Аналогично в человеческом социуме есть заборы, колючая проволока, рвы, границы и т.п. Специфические виды защиты иммунной системы – это блокирование чужеродного тела (занозы), изоляция и разрушение. В социуме аналогами являются органы МВД, пограничники, ФСБ, секретные агенты. Тюрьмы – изоляторы.

Социальные процессы имеют сходство не только с физиологией, элементы управления можно увидеть и в молекулярных системах.

1.    Обмен информацией с внешней средой и между внутренними элементами.

2.    Гомеостатические процессы саморегулирования.

3.    Разделение функций между элементами. Пограничные молекулы на поверхности капли удерживает её от распада. Пограничные слои молекул на поверхности кристалла обеспечивают его рост. Появляются доминирующие подсистемы – центры конденсации и кристаллизации. Функции границы отличаются от функций объема.

4.    Противодействие внешним воздействиям (принцип Ле – Шателье).

5.    Самосохранение с элементами размножения. Регенерация кристаллов.

6.Наличие памяти. Вода запоминает воздействие магнитных полей. Кристаллы ферритов используются людьми как элементы памяти компьютеров для записи информации на магнитных лентах, дисках и т. п. Некоторые сплавы обладают памятью формы. После деформации и при последующем нагреве тело восстанавливает прежние формы.

7.Приём и переработка информации. Воспринимаются электромагнитные и тепловые излучения и затем излучаются в другом частотном диапазоне.

8.    Регенерация подсистем. В кристаллах происходит «лечение» дефектов.

9.    Фильтрация информации (поглощаются не любые кванты света).

При общем сходстве есть много отличий. Например, в молекулярных системах отсутствует чёткая дифференциация подсистем.

Изучение алгоритмов изобретательской деятельности [5] показало, что приёмы изобретений, бессознательно используемые изобретателями, повторяют приёмы природы. В наших работах также выводятся основные инварианты развития систем косных, живых, социальных, и технических [102, 103].

Итак, при структурных различиях, объекты с достаточно сложным поведением могут обнаруживать сходство в основных принципах функционирования и развития. Это даёт право изучать поведение экономических систем в сравнении с хорошо «отрепетированными» сценариями природы. Если процессы в экономике не противоречат законам развития природы, то их можно приветствовать, считать правильными. Метод аналогий может быть использован, как тест для оценки социально-экономических систем.

 

4.2.2. Междисциплинарный подход. ВЭИ парадигма.

Экономическая система, как и любая другая, существует благодаря взаимодействиям между элементами. Взаимодействия осуществляются обменом потоками вещества, энергии, информации (ВЭИ - потоки) [103].

Связей между элементами на много больше, чем самих элементов. Реорганизация связей при неизменном элементном составе может привести к радикальным изменениям свойств системы. Гигантская «матрешка» иерархических структур Мира может быть представлена иерархией потоковых процессов (поток в потоке). Итак, в основе любых динамических систем лежат ВЭИ – потоки. Определим поток как процесс изменения некоторого состояния (параметра) выделенной системы наблюдения. Потоковая парадигма способна интегрировать множество разрозненных понятий. Элементом новизны в потоковой парадигме является триединство ВЭИ потока [Приложение 2].

Любая информация создаётся неоднородностями вещества или процессов (глава 8). Любая структура - это чередование неоднородностей материи и энергии (движения), поэтому структура есть носитель информации. Мы определяем атрибутивную информацию как «совокупность неоднородностей материального континуума». Телеграфные сообщения являются прерывистым движением электрического тока. Световой телеграф – это модулированное движением фотонов. Перенос информации требует движения материи и затрат энергии. Например, электрическая энергия представляет собой движение электронов. Энергия пара есть движение молекул воды. Механическая энергия - это движение тела (например, молотка), а свет – это движение фотонов. Итак, потоки энергии есть движение материи.

Рис. 4.2. Гипотетическая триединая ВЭИ связь в линейном упрощении.

 

Потоки информации также сопровождаются потоками материи (энергии). В итоге мы имеем дело с триедиными протоками: вещество (В) + энергия (Э) + информация (И) (ВЭИ - потоки).

Предполагаемая взаимосвязь между информацией, энергией и веществом в трехмерной системе координат иллюстрируется рис. 4.2.А. Простейшие линейные зависимости выбраны из – за неопределённости реальных корреляций. Показано, что длина вектора ВЭИ может сохраниться или увеличиться при уменьшении В и Э, если вырастет длина вектора И (информация).

На рис. 4.2В показаны возможные корреляции между И и Э. Поскольку КПД не сможет быть больше единицы то зависимости должны быть нелинейными и наиболее вероятна кривая 3. Реальные зависимости ещё предстоит выяснить.

В связи с изложенным, обращает на себя внимание ограниченность общепринятого взгляда на эволюцию. Под эволюцией понимают развитие вещественной составляющей (В), но энергетическая (Э) и информационная составляющая (И) игнорируются. Мы постарались исправить это упущение. Представление о ВЭИ потоках и ВЭИ содержании всех объектов материального мира создает «осевую линию» глобального эволюционизма. Развитие вещества (В) всегда должно сопровождаться развитием энергии (Э) и информации (И). Имеет место триединая ВЭИ эволюция, представленная в монографиях на нашем сайте (holism.narod.ru).

 

4.2.3. Парадигма управляемости биосоциальных систем. Этому вопросу посвящены несколько наших работ [103]. К управлению обычно относят в первую очередь процессы организации человеческих социумов. Кибернетический взгляд на управление позволил вычленить то общее, что роднит управление машиной и управление биологическими системами. Благодаря работам П.К. Анохина [6], И.И. Шмальгаузена [141], Н. Винера [24], сложилась модель управления для любых сложных систем. Управление обеспечивается посредством циркуляции информации в контурах обратных связей.

Следуя логике закономерностей и принципу глобального эволюционизма, можно смело предполагать, что и управление, которое не мыслится без информации, также имеет свой генезис и корнями уходит в низшие иерархические уровни Мира. В нашем определении управление - это процесс взаимодействия доминирующей подсистемы с другими элементами системы для достижения общей цели. Цель - это направление вектора развития.

Управление (центр управления) появилось вследствие эволюционной дифференциации, специализации элементов, разделения функций и объединения в систему. Одна из подсистем специализировалась в качестве центра управления. Управляющая подсистема избирательно вовлекает в свой состав элементы, которые могут способствовать достижению будущего результата.

Части целого (системы) различны по темпу жизни, по стойкости к среде, по функциям, конкурируют между собой за ресурсы. Конъюгация сложных элементов требует слишком больших усилий для координации их действий и это может быть причиной распада системы [12]. Каждая подсистема «желает» получить больше и отдать меньше, и не может относиться к интересам других как к интересам своим собственным. Даже в колонии бактерий нет равенства. Внешняя среда никогда не может быть одинаковой для центра и периферии колонии. Поэтому очень сложные структуры не могут существовать без управления.

Согласно теории систем, координация работы из общего центра требует минимума сигналов и наиболее экономична, если центры управления иерархичны [91]. Высшие уровни управления ликвидируют «горизонтальные» конфликты между элементами. Органы управления поддерживают баланс интересов между исполнительными подразделениями.

Стабильность организаций Мира определяется внутренними процессами, удерживающими их от распада (гомеостатические процессы управления). Человеческое управление также направлено на сохранение гомеостаза социальных систем. Элементы системы удовлетворяют свои потребности через функции всей системы. Управляющая подсистема также стремиться обеспечить свои интересы за счет исполнителей. Так, например, мозг человека направляет деятельность тела для обеспечения своего гомеостаза и развития. Управляющая подсистема (лидер, вождь, владыка) всегда доминант и подчиняет себе всю систему. Борьба эгоистических интересов элементов должна завершиться консенсусом, обеспечивающим целенаправленное поведение.

Управляющая подсистема отличается от исполнительной тем, что в ходе взаимодействия добивается доминирования. Это обеспечивается минимум двумя механизмами. Асимметрия взаимодействия может быть обеспечена различной «высотой» порогов уязвимости управляющего и подчинённого. Порог начальника выше, что иллюстрируется пословицей: «До Бога высоко, до царя далеко».

Принцип «разделяй и властвуй» является другим способом осуществления асимметрии власти. Управляющая подсистема взаимодействуя с каждым отдельно, концентрирует воздействие. Это позволяет осуществлять доминирование.

Еще одна особенность управляемых систем заключается в нестрогом выполнении принципа Ле-Шателье – Брауна [43], который в общем виде проявляется, как противодействие внешнему влиянию. Согласно этому принципу, под влиянием внешнего воздействия система должна изменить свою структуру и поведение (функции) так, чтобы ослабить внешнее воздействие [93]. Но сложные системы, способные выбирать поведение в зависимости от своих целей, могут и не препятствовать внешнему воздействию, принимать его без противодействия, если воздействие не противоречит целям системы. Поэтому не всякое воздействие со стороны управляющей надсистемы будет приниматься исполнителями с антагонизмом, что облегчает целеустремленное управление (синергетическое управление).

Управлять – это значит побуждать управляемый элемент к нужным действиям. Если управляемый элемент – человек, животное или коллектив, то в этом случае управление приобретает особую специфику. Сложные системы, а к ним относится человек, имеют возможность выбирать, изменять своё поведение в зависимости от обстоятельств. У людей нет кнопок, рычагов, педалей, посредством которых их можно заставить выполнять те или иные действия. Этим человек отличается от машины. Но у человека есть потребности, цели и стремление их удовлетворить. Если есть возможность изменять внутреннюю и внешнюю среду человека, то эти действия спровоцируют его поведение, направленное или на устранение нежелательного воздействия (принцип Ле-Шателье [93]), или на сохранение (если изменение воспринимается как желательное). Прямое воздействие на морфологию человека (побои, истязания, казнь и т.п.) с целью побудить его к нужным действиям, хорошо известны в истории. Этот способ управления достался нам в наследство от животных предков, которые ещё слабо владели средствами «экономического» воздействия.

В связи с этим наиболее эффективное воздействие на социум можно оказать посредством регулирования потоков ресурсов и метаболитов. Перекрывая и распределяя ресурсы можно провоцировать управляемый объект на желаемые для управляющей системы действия.

Наиболее важный современный ресурс – это деньги. В древние времена разновидностей ресурсов было больше, так как велось натуральное хозяйство. Очевидно, воздействие на самый важный, незаменимый ресурс позволяет эффективно управлять.

Управление ВЭИ - потоками является средством организации любых систем Мира. Обратные связи, без которых невозможно управление, являются информационными потоками. Управлять сложными системами, способными самостоятельно принимать решения, можно только «рефлексивным» путем [45].

Чем совершеннее система управления, тем меньше стохастизма, тем меньше риск при выборе путей развития. Но если за управление принимается «неразвитая» подсистема, мешающая процессам самоорганизации и не способная вести за собой по правильному пути, то последствия приводят к кризису, гибели, самоуничтожению. Человеческая история содержит множество примеров распада империй, экономических кризисов.

При выборе между самоорганизацией экономики (либерализм) и государственным управлением предпочтение следует отдавать управлению. Качество самоорганизации не поддаётся контролю, это стихийный процесс, который может «поднять» экономику, но может и обрушить в кризис. Однако управление имеет потенцию бесконечного совершенствования, потому у него есть будущее. Совершенствование самоорганизации - это переход к контролируемой самоорганизации и максимально возможному управлению всеми процессами. Возрастание качества управления сопровождается регулированием всё большего количества функций. Есть функции, которые невозможно контролировать. Они остаются в стадии самоорганизации всегда.

Все биологические и техносоциальные системы обладают следующими общими свойствами.

1.Возникновение управления есть следствие эволюционной дифференциации и специализации элементов.

2.Среди всех подсистем самой сложной является управляющая подсистема. Системы управления иерархичны. Высшие уровни ориентированы на управление внешней средой. Низшие уровни управляют собственным гомеостазом.

3.Воздействие (управление) на сложные (живые) системы возможно только посредством провоцирования управляемой системы на нужные действия. Рефлексивное управление можно осуществлять, изменяя окружающую среду, регулируя ресурсы и метаболиты.

4.Главной функцией управления в живых системах является регенерация изношенных элементов с целью поддержания гомеостаза.

5.В человеческих системах управление предполагает наличие власти. Рефлекс подчинения генетически заложен во всех высших живых существах (стайных).

4.2.4. Цель развития биосферы и общества. (Приложение 3).

«Любым системам достаточно высокой сложности свойственно целенаправленное поведение. При этом цели задает отнюдь не Творец, цели рассматриваются как критерии энергетического характера, своеобразные коридоры развития, разрешённые законами природы, траектории движения» [37]. «Основное и характерное направление активности в данный момент времени можно назвать целью объекта, а его поведение, обусловленное этим направлением активности - целенаправленным» [15].

Представление о том, что человек рождён для счастья и удовлетворения «неограниченных, постоянно растущих потребностей», мягко выражаясь, некорректно. Однако названный критерий обычно используют для оценки уровня «развитости» государства. Считается, что изобильный ВВП соответствует высокому уровню развития. То есть, чем больше человек съел, потребил или просто надкусил, тем выше его достижения.

Однако здравый смысл подсказывает, что максимум не достижим и стремление к нему может привести к истощению ресурсов, потере устойчивости и даже гибели. Этот путь в конечном итоге деструктивен, но человечество с энтузиазмом, подогреваемым «теоретическими» измышлениями, продолжает «бег к пропасти».

Самоорганизующиеся и управляемые системы преследуют одинаковую цель – сохранить устойчивость (гомеостазис). По мнению Б. Прыкина [108] задачей человечества является максимально долго продлить своё существование на Земле. Эта цель более прогрессивная по сравнению с максимизацией прибыли, но пессимистическая. Финалом всех усилий буде всё же конец человечества. В таком заключении есть логика жизненного цикла: «всему есть начало и конец». Но есть и другая логика. Стагнация одной системы сопровождается рождением новой, следующей. Если вечно сохранять гомеостазис невозможно, то важно отслеживать эволюционный поток, чтобы следовать ему.

Предполагается, что поведение подсистемы определяется активностью надсистемы (принцип начальник - подчинённый). В системах управления высшие уровни разрабатывают стратегию, миссию, а средние - планируют конкретные действия по реализации этой политики. Если «колесо» эволюции «катится» по некоторым законам, то все подсистемы Мира должны следовать этим законам. Поэтому для угадывания целей человечества необходимо видеть цели его предшественников и окружения (направление активности).

Вектор эволюции живого вещества был открыт П. Тейяр де Шарденом [121]. Главному направлению развития природы он придумал термин «цефализация» (цефалос - мозг). Цефализация биосферы – это перманентная смена животных, каждый раз все более «разумных» [21, 121].

Прежде чем сделать вывод о смысле существования человека, зададим, например, вопрос о смысле существования отработавшей ступени космической ракеты? Очевидно, её цель поднять главный модуль еще выше. В чем роль рептилий в эволюции биосферы? В том, что в их среде зародились млекопитающие. В свою очередь, роль млекопитающих состоит в генерации приматов. А теперь поставим главный вопрос. В чем состоит роль и цель человечества? Ответ понятен. В создании еще более разумных систем. Закон экспансивности всего живого (разумного) подсказывает, что этот процесс должен расширяться и выходить за пределы планеты.

Чтобы выполнить главную миссию человечества, следует решить много предварительных задач, в том числе, максимально долго работать в этом направлении. Чтобы укрепить убеждённость в невозможности вырваться из цепких лап законов эволюции, следует познакомиться с результатами наших исследований [106], [Приложение 3]. Продвижение к высшему разуму уже идёт, человечество дополняет свой интеллект средствами техносферы. Созидается сфера разума – ноосфера [84, 112, 116 - 119].

 

4.3. Выводы.

1.    Сформулированные в главе 4.2 концепции являются отличительной особенностью настоящего исследования. Концепция триединства вещества, энергии, информации позволяет по-новому взглянуть на основные экономические понятия. Эта концепция обладает эвристическим потенциалом.

2.Процессы самоорганизации биосферы приняты за эталон. Выявление отличий реальных социально-экономических процессов от эталонных (природных) позволяет диагностировать состояние экономики. Нарушение эталонных правил может быть причиной социальной напряжённости общества.

3.Заявлена цель существования человечества. Прогрессивными будут считаться те экономические процессы, которые приближают к заявленной цели и не противоречат инвариантными законами развития биосферы.

4.Отражена важность управления в становлении не только социальных, но и биологических систем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. Системный подход к экономике.

 

5.1 Синтез универсальной экономической системы.

Исторически сложившиеся теоретические представления основываются на субъективности авторов, изобилуют множеством синонимических нечётких понятий и определений. Системное описание позволяет видеть основные закономерности, исключая несущественные детали [106]. Системное мировоззрение рекомендует при синтезе системы использовать основные законы природы, например, целостность, фрактальность, иерархичность, эволюционизм, гармоничность, когерентность и пр.

Построить систему означает «увидеть», из каких элементов она состоит и как эти элементы связаны между собой. Практикующие исследователи в зависимости от поставленной цели решают, какую часть системы взять в качестве минимального, неделимого элемента. Например, хирург в качестве элемента человека выберет органы, физиолог – клетку, а химик – белковую молекулу. Такие интуитивные предпочтения не случайны. Орган – есть совокупность клеток. Организм - совокупность органов. Социум – совокупность организмов и т.д. Всё это иллюстрирует фрактальное построение Мира. Фракталы синтезируются из самоподобных элементов, поэтому выбранный элемент должен соответствовать данному требованию. Такой элемент в работе [102] мы назвали «инвариантом живого вещества», т.к. его можно увидеть на всех иерархических уровнях организации живого вещества.

Мы озадачены построением системы универсальной живой организации, способной автономно функционировать, добывать, распределять и перерабатывать необходимые ресурсы. Образ этой системы можно увидеть в клетке, в организме, социуме, техносоциальной сфере и пр. В обществе такую систему называют «экономической». По аналогии её можно назвать человеко-машинным организмом

Ошибочно считается, что элементом общества является человек (индивид). Индивид является частью общества, но не является элементом, т.к. не может существовать без источника ресурсов, не способен к автономному существованию и воспроизводству самого себя. Кроме того, человек не является инвариантом любого живого вещества, т.к. в биосфере появился сравнительно недавно. Для функционирования в составе любых живых систем инвариантный элемент должен иметь необходимый набор функций (экономический функционал), представленных на рис. 5.1.

 

Вход                                                        Выход

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 5.1. «Экономический» функционал (Ф) живой организации.

Элементарный экономический функционал (Ф) содержит минимум необходимых частей. К, С, Б, П. Управляющий блок К может быть клеткой, организмом (человек, животное), группой организмов (стая, популяция, семья, племя, артель, государство и пр.). Обычно во главе блока К находится лидер (ядро клетки, нервный узел, мозг, вожак стаи, вождь и пр.). Блок К не имеет чётких пространственных границ, обычно организован иерархически, например, люди распределены по всему Ф.

Биогеолокус (Б) – фрагмент биогеосферы, является источником минерального и органического сырья, объект управления, труда. Биогеолокус поставляет воздух, воду, минералы, органику, свет, энергию (ветер, течения). Биогеолокус с биосферой связывается трофическими цепями. Истощение биолокуса порождало другие технологии его эксплуатации (земледелие, животноводство). Кроме того, биогеолокусы являются субстратом, на котором закрепляется инвариант Ф.

Биогеолокусы могут существовать без человека, но человек без них существовать не может. Блок К может эксплуатировать любое количество биолокусов (охота, рыбалка, сельское хозяйство, добыча минерального сырья и т.п.), которые могут располагаться мозаично на разных территориях. Современные социумы добывают полезное сырьё не только из природы, но также путём эксплуатации колоний, войнами, экономической экспансией.

С и П - это исполнительные подсистемы. Блок С представляет собой средства (в том числе и технические) воздействия на Б, средства добычи ресурсов. В клетке и многоклеточных организмах «инструментами» являются белковые молекулы, ферменты. У животных роль блока С выполняют органы тела (зубы, когти, лапы и пр.). В обществе – это машины, механизмы. Колючка в клюве птицы, палка в лапах обезьяны являют собой первые факты отделения блока С от организма, начало зарождения техносоциума.

Первобытная человеческая стая, используя С (руки, палки, камни, кости животных), воздействовала на Б (собирательство, охота, рыбалка, и т.п.). Продукты биолокуса употреблялись в пищу предварительно обработанные блоком П (жарили, варили, растирали, дробили и пр.). В качестве блоков С и П в древних цивилизациях использовались «живые машины» (рабы, крепостные, рабочий скот). Военные нападения, захват рабов, захват имущества и ресурсов - все это также деятельность блоков С и П.

Блок П есть средство переработки продуктов биолокуса для внутреннего и системного потребления. Блок П может быть когтями, зубами, горшком для варки каши, желудком, заводом для производства чипсов, и сельскохозяйственной машиной. У людей в блоке П использовались рабы, крепостные и другие работники. В простейших Ф участниками блоков С и П могли быть одни и те же люди вооружённые техникой.

Недостаток своих физических способностей человек компенсировал коллективными действиями, силой животных и техническими средствами (машины и механизмы). Появились коллективные технические «руки» (землеройные машины) и коллективные «ноги» (см. главу 2.2). Соответственно совершенствовались блоки С (соха, плуг, трактор и т.д.). Рука человека уже не копала землю, а управляла техническими средствами. До 18 в. техника использовала всего 2% энергии. Животные поставляли 68% энергии, а мускульная сила человека – 30%. В 20 веке мускульная энергия сократилась до 3%, а энергетика техники выросла до 96% [7]. В перспективе можно представить безлюдные блоки С и П (роботы, интеллектуальные системы).

Инвариант Ф является самодостаточным элементом и может существовать автономно, например, натуральное хозяйство. Такие элементы изучает микроэкономика. В развитом обществе Ф специализировались, дополнялись подсистемами распределения ресурсов (централизованное или рыночное распределение). Объединяясь в агрегаты (фракталы), элементы Ф специализировались и теряли автономность. Например, в организме функционирует много разных типов клеток и органов. В биосфере много разных таксонов. В обществе появились Ф специализированные на добыче, переработке, производстве, распределении ресурсов и пр. Следовательно, инварианты также способны эволюционировать, сохраняя основные признаки. Экономику объединённых функционалов называют макроэкономикой.

На первый взгляд наличие инварианта в живом веществе противоречит концепции глобального эволюционизма. В изменчивом мире не должно быть постоянства. Это противоречие разрешается следующим образом. Изменчивость затрагивает только вариативную структуру системы, но главная, целевая функция остаётся неизменной. Известно, что одинаковую функцию можно осуществлять разнообразными, альтернативными структурами. Например, средства передвижения (автомобиль) известны тысячи лет, их форма и содержание постоянно изменяются, но социальная функция и основные принципы функционирования остаются неизменными. Аналогичное можно сказать о постоянно эволюционирующих организмах. Например, эволюция блока К проходит в следующей фрактальной последовательности: клетка, организм, стая, популяция, человеческая популяция, общество (техносоциальный организм). Эволюция блока С упрощённо представляется следующим рядом: белок, фермент, конечности, зубы, когти, руки, палка, камень, лопата, экскаватор и пр.

В ходе последовательной интеграции возникают фракталы из живого вещества. Общество сложено иерархическими самоподобными подсистемами типа 5.1, например, государство, регион, район, производство, семья и т.д. В биосфере фрагментация другая.

Универсальные организации надёжнее, но специализация эффективнее, поэтому является главным руслом эволюции. Развитие идёт по пути интеграции специализированных Ф, что иногда приводиит к гигантизму. Однако существует оптимум сложности и гигантские структуры обычно распадаются (вымирание крупных животных, распад империй, антимонопольное законодательство).

Каждый Ф имеет входы и выходы, позволяющие взаимодействовать с надсистемой, обмениваться необходимыми ресурсами. Необходимость в разнообразном сырье порождает метаболизм, экспансию, борьбу, торговлю. Связи между разными Ф образуют экономическую, политическую и другие общественные системы. Человечество обменивается генетической (размножение) и социальной информацией не только в пределах блока К, но и со всем обществом. Излишки продуктов через экономическую систему адресуются соседям. Знания, информация, опыт распределяются между элементами социума через образовательную и информационную системы. Связи и взаимоотношения между различными коллективами образуют культуру. Каждый индивид может состоять в различных системных связях, быть членом семьи, рабочего коллектива, государства и пр.

До 15 в. биогеолокусы удовлетворяли потребности только «своего» блока К (натуральное хозяйство). С повышением производительности труда за счет развития техники появился избыточный продукт, который можно было обменивать и продавать. В этот период интенсивно стали развиваться экономические связи. Войны и эксплуатация позволили сконцентрировать капитал в некоторых частях социума.

Появились специализированные подсистемы добычи, распределения, переработки ресурсов. Подсистема добычи ресурсов С осталась в прямой связи с биолокусом. Подсистема П занялась «вторичной» переработкой и распределением материальных потоков. Производства, мануфактуры, мастерские, артели, фабрики, рынки являются примерами подсистем П, не имеющих непосредственного контакта с биосферой. Но их деятельность остаётся зависимой от биогеосферных и человеческих ресурсов. В итоге в обществе появились вторичные подсистемы переработки (рис.5.2).

Элементы Х1, .Х2 являются цепью специализированных преобразователей сырья и косвенно связаны с биосферой. Другая цепь преобразователей продукта (У1, У2) также связывает блок П с биосферой, куда возвращаются отходы. Именно такими системами переработки ресурсов занимается экономика предприятия.

Под влиянием блока К эволюционировал блок Б. Первичный биолокус Б обеспечивал собирательство плодов, кореньев, охоту и рыболовство. Затем его трансформировали для скотоводства, растениеводства. Блоки С и П изменялись когерентно.

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

Рис. 5.2. Вторичный производственный функционал (Ф).

 

Приведенные на рис. 5.1 и 5.2 схемы упрощённо изображают контуры циркуляции основного ВЭИ потока.. Поток (ВЭИ)1 преобразуется в поток (ВЭИ)2. На пути следования потоки могут разветвляться и распределяться. Распределение потоков может быть централизованным или рыночным. Централизованное распределение известно ещё с Месопотамии и Вавилонии. Рыночное распределение стохастичное, осуществляется путём купли – продажи (рыночная экономика).

Распределение ВЭИ потоков в биосфере больше напоминает рыночное. Однако в суперорганизмах (пчёлы, муравьи) насекомые свою добычу приносят в одно место и используют в зимнее время. Таким образом, распределение всегда имеет элементы централизма и стохастизма (экономика смешанного типа).

Итак, системное мировоззрение выделило четыре подсистемы в любой живой организации: Доминантом является управляющий блок (К), к исполнительным блокам, относятся блоки добычи (С) и переработки (П) ресурсов. В природе имеется огромное количество модификаций этих основных блоков.

 

5.2. Системные связи функционала Ф.

В теории систем больше внимания уделяется связям, чем элементам [106]. Связи – это взаимодействия между частями системы, осуществляемые обменом ВЭИ потоками. Каждая связь выполняет определённые функции. Связей намного больше, чем элементов. Без анализа связей системный анализ не может быть завершённым. Проведём анализ связей в системе функционала Ф с точки зрения экономики.

Основные потоки можно увидеть на рисунках 5.1, 5.2. На рис 5.3. дополнительно приводится схема управления некоторой организацией Ф (заимствована из кибернетики [24]) с одним контуром управления (обратные связи показаны пунктиром). Эта схема возникала из преобразования схемы 5.1. Основные блоки К, С, П функционала (Ф) изображены жирными квадратами. Потребителем продукции является коллектив, он же исполняет функции управляющей подсистемы (блок К). Люди могут входить в блоки С и П в качестве исполнителей. Блок С регулирует поступление ресурсов в зависимости от сигналов обратных связей. Блок П (предприятие) осуществляет переработку ресурсов в продукты потребления. В границах блока К осуществляется управление, воспроизводство людей, распределение продукции, культурные и политические взаимоотношения.

Система управления может содержать несколько контуров обратных связей. Отрицательные обратные связи используются для стабилизации процессов, а положительные – для экономического роста

 

Рис. 5.3. Контур управления в инварианте Ф.

 

5.3. Исполнительные подсистемы функционала Ф.

Блок С отвечает за обеспечение ресурсами. Для всех живых систем первичными источниками ресурсов являются атмосфера, гидросфера и литосфера. Растения и некоторые микроорганизмы преобразуют неорганическое вещество в органические соединения, используя для этого энергию солнечного света и реже теплоту земных недр.

Потоки ВЭИ начинаются от природных ресурсов, модифицируются в органическое вещество и циркулируют между живыми организмами в виде потоков вещества и химической энергии (цепи питания, трофические цепи) [36,71] (см. главу 6). В итоге вещество возвращается в биогеосферу, энергия рассеивается. В разделе 7.4 к экономическим ресурсам относятся запасы, склады, накопления, банки финансов, капитал, собственность, трудовые ресурсы, интеллектуальные ресурсы, окружающую среду.

В природе, как и в обществе, идеальной гармонии не получается. Часть отходов биосферы депонируется в земной коре. Известны залежи нефти, угля, известняков, месторождений руд (железо, алюминий, золото). Органические ископаемые являются следствием накопления остатков организмов. Залежи металлических руд сконцентрированы бактериями. Известняк образовался на океаническом дне из скелетов и панцирей морских организмов. В атмосфере депонируется углекислый газ и кислород, создаваемые живым веществом. Вода депонируется в водоёмах и ледниках.

Тем не менее, природа стремится к безотходным технологиям. Природа создала человека, который начал потреблять накопленные запасы нефти угля и минералов, изменяя соотношение кислорода и углекислого газа в атмосфере. Человек включился в трофические цепи питания – основу функционирования экономики. Рассмотрим специфику трофических цепей в человеческом обществе.

Человек (К) потребляет из биогеосферы (блок Б) органическое вещество для питания, воздух для дыхания, энергию для деятельности. Огромное количество минерального сырья потребляется для создания техносферы, которая исполняет функции  дополнения тела человека (глава 2.2).

Отходы человеческого организма утилизируются редуцентами биосферы. Но отходы техносферы (в том числе искусственные химические соединения) направляются на свалки. Не только отходы, но и товарная продукция с некоторым отставанием следует на свалки. Особенно когда возникает кризис перепроизводства и товары не находят спроса. Биосфера не приспособилась к их утилизации, поэтому скорость накопления отходов превышает скорость их ассимиляции природой. Очевидна необходимость создания искусственных редуцентов для возвращения техногенных отходов человека в биогеологический цикл планеты Земля. Такими редуцентами могут стать люди, специализирующиеся на утилизации, должна возникнуть экономика редуцентов.

Блок П предназначен для переработки необходимых ресурсов. Переработка (производство) означает изменение вещественной, энергетической и информационной составляющих ресурсов, поступающих из окружающей среды по схеме В1Э1И1 - Производство – В2Э2И2.

 

5.4. Экономика, власть и политика.

Властное взаимодействие в человеческом обществе  обычное явление. Поскольку экономический функционал является управляемой системой, то в нём существуют связи подчинения. Нервная система и мозг оказывают доминирующее влияние на элементы организмов. В человеческом социуме такие взаимоотношения принято называть властными. Генезис и механизм власти подробно изложен в монографии [106]. «Власть представляет собой способность одних социальных субъектов принуждать других совершать определенные действия как нормативного, так и анормативного характера. Властное взаимодействие может осуществляться как насильственными, так и ненасильственными методами».

Все виды власти (административная, экономическая, силовая, экспертная, харизматическая и др.) основываются на возможности изменять внешнюю и (или) внутреннюю среду объекта управления таким образом, чтобы управляемый объект отреагировать нужным образом. Такое взаимодействие получило название рефлексивного управления (глава 2.4). На рис. 5.3. рефлексивное управление реализуется по контуру К - С - Б. Блок К принимает решения и через блок С регулирует потоки поступающих из биогеолокуса ресурсов.

Рис. 5.4. Рефлексивное воздействие на экономический функционал

 

Контуров управления может быть множество. На рис.5.4 представлена схема воздействия социального окружения на элементарный экономический функционал в человеческом обществе. Если из схемы исключить государственное регулирование, то получится рыночный функционал. Исключить все другие виды рефлексивного воздействия невозможно, как впрочем, невозможно полностью исключить государственное влияние.

Власть базируется на возможности влиять на ресурсы в широком их понимании. Чтобы эффективно управлять, достаточно иметь возможность манипулировать самым важным и незаменимым ресурсом. Для человечества символом ресурсов стали деньги. Следует отметить, что рефлексивное управление вышеописанным способом является не достоверным, т.к. реакция управляемого объекта слабо контролируемая [45].

Насилие является важной составляющей власти. Насилие – это не всегда жестокость. Существует много форм экономического принуждения (насилия). Рефлексивное управление, мотивирующее (провоцирующее) человека на нужные действия, является замаскированной формой насилия. Важнейшим носителем светской власти является государство, обладающее разветвленной системой принуждения. Государственная власть есть узаконенное право на принуждение подвластных к определенному поведению посредством полиции, армии, судов, тюрем [53, 58, 143].

Вся история человечества может рассматриваться как борьба за власть, за влияние, за возможность управлять. В человеческих социумах (в отличие от технических систем) управление без власти невозможно. Управляющий, даже наемный, всегда имеет долю власти. Между понятиями лидер, начальник, командир, князь, император и т.п. с точки зрения обладания властными полномочиями есть только количественная разница. Такая организация известна и у стайных животных. Вожаки стайных животных, организующие передвижения, оборону, питание своей стаи, также обладают властными полномочиями. Власть вожака может классифицироваться, как экспертная власть, основанная на опыте и знаниях. Иногда вожак прибегает к силе.

Стайное происхождение людей генетически определяет устройство древних и современных государств. У людей даже малочисленные коллективы имеют лидера. Система власти и подчинения свойственна любому сообществу и целесообразно обеспечивает выживаемость.

Политика – это осознанная деятельность людей, следовательно, политика является механизмом административного и рефлексивного управления обществом. Неверно считать, что власть сосредоточена на высших этажах общества или государства. Она распределена по всем уровням социальной иерархии. Все политики желают получить максимальную долю ресурса, чтобы использовать его во властных отношениях. Чем больше ресурса концентрируется в руках субъекта, тем большая доля власти ему обеспечена.

Частным случаем борьбы за ресурс является рыночная конкурентная борьба. Множество свободных конкурентов вынуждают друг друга вести борьбу за лидерство. Экономика предназначена для добывания ресурса, богатства. Ресурс обеспечивает определённую долю власти, следовательно, экономика и политика есть две стороны медали. Происходит сращивание политики и экономики. Политики становятся сотрудниками концернов, занимают совсем не политические посты. Образуются своего рода картели больших партий и клики профессиональных политиков. В системе власти складывается ядро из политиков по профессии. Правящая элита комплектуется совсем не по принципам компетенции в управлении обществом, возникает сверхвласть из денежных мешков, подчиняющая себе государство [53].

 

5.5. Выводы.

1.   Синтезирована схема элементарного экономического функционала, которая одновременно является универсальный элемент любого живого вещества.

2.   Имеется два типа функционалов. Первичный – перерабатывает ресурсы, полученные непосредственно из природы. Вторичный - перерабатывает продукты, поступающие с выхода первичного функционала.

3.   Системные связи функционалов интерпретируются как обмен ВЭИ потоками.

4.   Власть базируется на возможности манипулировать самым важным и незаменимым ресурсом. Такое влияние получило название рефлексивного управления

5.   Происходит сращивание политики и экономики.

6.     По аналогии с биосферой общество должно создать подсистему редуцентов.

6. Системный взгляд на макроэкономику.

Макроэкономика и микроэкономика различаются как система и подсистема. Интеграция экономических элементов в систему порождает сеть связей, отношений, которые принято называть политикой, культурой, макроэкономикой, государством. Существуют единые законы организации для микро- и макро уровня живого вещества. Такими законами являются эволюция, адаптация, специализация, необходимое разнообразие, целеустремлённость, синергия, когерентность, пропорциональность и др. [103]. Законы целого детерминируют поведение её частей и, наоборот, изменения частей влияют на состояние целого.

6.1. Структура макроэкономики.

Рис.6.1. Схема макроэкономики.

На рис.7.1 представлена упрощённая структура макроэкономики. Белые круги на «жирном» контуре обозначают предприятия Б, добывающие и перерабатывающие продукты биогеосферы. Жирные стрелки, направленные в окружающее пространство, обозначают взаимодействие их с биогеосферой. Жирные стрелки, направленные в центр схемы обозначают взаимодействие с рынком

«Залитые» круги на внутреннем пунктирном контуре обозначают предприятия П, перерабатывающие продукты, поступившие от предприятий Б через рынок. Предприятия П взаимодействуют с рынком, и через предприятия Б связаны с биогеосферой. Параллельно с товарами (продуктами), но в обратном направлении движутся денежные потоки. Имеющиеся на рисунке стрелки интегрируют все виды коммуникаций.

Связи людей с экономической системой и биосферой отдельными стрелками не показаны. «Улыбающееся лицо» символизирует человека (потребитель и производитель), включённого в человеко-машинные системы. Поясним эту концепцию графически.

Рис. 7.2. Индивидуальные и коллективные человеко-машинные организмы (организации).

 

На рис. 7.2А маленький кружок с густой заливкой есть индивид. Его окружает личная техносфера (круг с редкой заливкой). На рис. 7.2В представлена схема коллективного человеко-машинного организма (предприятие, производство), в который входят люди со своими личными техносферами и общественная техносфера (эллипс). В состав техногенного тела индивидуума входит, например, одежда, бытовая механика и электроника и т.п. В состав техногенного тела коллектива входят машины, механизмы, транспорт и пр.

Обычно рынок ассоциируется с человеком - потребителем. На нашей схеме рынок отделён от человека и функционирует как переключатель (распределитель, коммутатор) ВЭИ потоков от человеко-машинных систем.

В организмах аналогом макроэкономики является развитая сеть потоков крови, лимфы, пищевых масс, нервов, где осуществляются обмены метаболитами. Отдельные органы могут быть аналогами производства. Жировые отложения играют роль энергетических депо, своеобразных банков, снабжающих организм при дефиците энергии. Биологический организм отличается от человеко-машинного тем, что его органы (производство) не стремятся воспроизводить себя расширенно. Каждый орган имеет заданный объём, количество ВЭИ на входе и выходе приблизительно постоянно. Этот совершенный результат достигнут в ходе длительной эволюции.

Различные социумы животных (стаи) отличаются способами распределения потоков ВЭИ. У социальных организмов (муравьи, пчёлы), потребности социума важнее потребностей индивидуумов. Но у стайных приматов идёт борьба за распределение дефицитных ресурсов, жадность и эгоизм ярко выражены [44].

Люди унаследовали жадность и эгоизм приматов (есть и альтруизм). Поэтому существует понятие «справедливость», которое возникает только при сравнении. Если другие получают больше, чем я, то это несправедливо. Техносоциальные системы ещё не достигли гармонии биосферы, поэтому должны учиться у совершенных организмов. Проведём сравнительный анализ биосферной и человеко-машинной экономик.

 

 

6.2. Трофические цепи в биосфере [36, 71, 46].

Ресурсы можно получить в собственность посредством личного труда, эксплуатации чужого труда, ограбления, воровства, паразитизма. В биосфере встречаются все перечисленные способы приобретения ресурсов [44]. Рассмотрим основные потоки распределения ВЭИ.

Автотрофы (растения - продуценты) потребляют поток световой энергии и превращают его в энергию химических связей [36]. Вещество они берут из атмосферы, гидросферы и литосферы в рассеянном состоянии и концентрируют в клетках. Растения синтезируют сложные органические вещества, т.е. создают новую атрибутивную информацию. В терминах экономики автотрофы трудятся. Они являются единственными организмами, создающими биомассу. Все другие организмы только её перерабатывают и распределяют по трофическим цепям. После смерти автотрофов вещество концентрируется в ареале их обитания, а энергия рассеивается.

Растения (продуценты) поедаются «травоядными» (консументами). Травоядных поедают хищники первого порядка. Хищников первого порядка поедают хищники второго порядка. Трупы организмов утилизируются бактериями и грибами (редуценты). Отмирающие микроорганизмы формируют почвы, которые являются субстратом и источником сырья для растений. Наблюдаются почти безотходные технологии. Отходы одних организмов и сами организмы являются источником питания для других.

По мере продвижения по трофическим цепям энергия и вещество рассеивается. Часть вещества возвращают в геосферу (вода, органика, углекислый газ и др.). После смерти всё накопленное полностью возвращается в биосферу. Этому способствуют редуценты (грибы и бактерии). Смерть стайных и колониальных животных приводит к концентрации вещества в отдельных районах (месторождения металлов, нефти, известняка, воды и пр.).

В отличие от биоты человечество научилось превращать тепло в высшие формы энергии (механическую, электрическую, электромагнитную). Научилось временно концентрировать энергию в технических приспособлениях. Но всё же экономические процессы неизбежно заканчиваются рассеянием энергии и вещества в геобиосфере.

Организмы верхнего уровня иерархии берут для своих нужд в среднем 10% вещества из организмов нижестоящего уровня. Хищники поедают 10% биомассы своих жертв. Превышение «дани» истощает производителя биоресурса, что, в итоге, понижает и численность хищников [ 85, 92, 111].

Деятельность консументов можно характеризовать, как ограбление с использованием силы. Воровство, незаметное изъятие, имеет место у стайных приматов, у птиц (сороки, вороны) и у людей. Консументы устроены сложнее растений, их ДНК содержит больше информации. В иерархии консументов в ходе эволюции количество информации возрастает. Постоянно растёт разнообразие форм живого вещества. И в человеческом социуме наблюдается возрастание количества информации (глава 2.2).

Гармония биосферы заключается в том, что консументы не паразитируют на своих жертвах. Хищники берут у жертв необходимые для себя ресурсы, но оказывают положительное влияние на здоровье популяции. В первую очередь выедают слабых, старых и больных животных. Вышестоящий хищник осуществляет рефлексивное управление своими жертвами, развивает их адаптационные способности. Развиваются системы управления, наблюдения, уклонения от опасности, это приводит к цефализации биосферы [74, 94, 121]. Воздействие климата также влияет на эволюцию живого вещества, но климатические изменения происходят медленно. Влияние хищников более динамично и требует ускоренных ответных реакций.

Таким образом, в трофических цепях в обратном направлении движется поток «информационных услуг», который управляет поведением живого вещества. Прямые и обратные связи образуют иерархию управления биосферой [111], которая организует оптимальную коэволюцию всех живых существ. У людей обратный информационный поток представлен деньгами и другими управляющими сигналами.

В природе встречаются существа, которые не убивают, а берут «дань». Некоторые муравьи, будучи хищниками, эксплуатируют тлей, слизывая сладкие выделения. Чистильщики объедают отмершую кожу донора, принося ему пользу. Люди также умеют питаться не убивая, научились брать молоко и даже немного крови у домашних животных.

Итак, всякий хищник является управляющим субъектом по отношению к нижестоящим жертвам [111]. Человек абсолютный хищник и это обязывает его взять на себя управление биосферой. Долгое время эта инстинктивная программа понималась, как покорение дикой природы. Но сегодня ясно, что управление должно вестись методами синергетики, не покорять, а согласовывать своё поведение с возможностями биосферы, т.е. осуществлять коэволюцию [3, 61, 80]. Сегодня это управления отчётливо выражено в животноводстве

Очень важно чтобы управление биосферой было согласовано с её адаптационными возможностями. Темп воздействий должен быть согласован со скоростью ответных реакций. Таким образом, человеко-машинные организмы, как абсолютные хищники, естественным образом включены в биосферные трофические цепи и должны быть с ними в гармоничных отношениях. Сравним экономику техносоциальной сферы с экономикой биосферы.

 

6.3. «Трофические цепи» в обществе.

Если первичным источником всех продуктов биосферы являются продуценты (растения), то в техносоциальной сфере таковыми являются экономические функционалы Ф (рис.5.1), расположенные на контуре Б (рис.6.1). С выходов предприятий Б потоки ВЭИ поставляются на входы цепочки предприятий П. (рис. 5.2.). Если экономика уравновешена, то потребляется весь произведенный продукт. Так устроены взаимоотношения консументов и редуцентов. Но если наблюдается перепроизводство (невозможность полного потребления продукции), то возникает кризис. Аналогично, если редуценты в биосфере не смогут утилизировать все отходы биоты, то возникнет загрязнение среды обитания с негативными последствиями для животных. По этой причине производители в обществе постоянно стимулируют потребительский спрос, и возникла теория расширенного воспроизводства.

Каждая подсистема в человеко-машинных организациях потребляет и производит специфический продукт Люди (консументы) потребляют органическую пищу и её химическую энергию. Техносфера потребляет и органическое и неорганическое вещество, может потреблять любые виды энергии, в том числе, концентрированное тепло, механические потоки (вода, ветер) и даже ядерную энергию. Эволюция техносферы постоянно расширяет источники энергии и ассортимент используемого вещества.

В борьбе за ресурсы можно грабить, красть, эксплуатировать рабский или почти рабский труд, убивать, воевать. По отношению к техносфере человек ведёт себя как редуцент (потребляет почти всю производимую продукцию). Но по отношению к себе подобным он бывает и хищником. Войны и грабежи с убийством - это хищничество. Полное изъятие ресурсов путём грабежа, воровства, эксплуатации равносильно убийству и также есть хищничество. Хищничество составляет меньшую долю человеческих отношений, но ещё сохраняется. Хищничество с изъятием ресурса без особого вреда для жертв называется комменсализмом [71]. Экономика человечества, отношения между работниками и капиталистом также построены на комменсализме. Рассмотрим эти отношения.

Хищники (комменсалисты) в биосфере, съедая часть популяции жертв, потребляют их вещество и энергию. Капиталист (хозяин предприятия) берёт от работника энергию и информацию. Вещество (тело) работника его не интересует. Современные производства практически не потребляют энергию работников. Интерес представляют умение, знание, опыт (информация). Информация из технологий и мозгов работников многократно отражается в изделиях, практически не расходуясь, Капиталист «употребляет» не самого работника (он не хищник), но забирает его продукцию, выдаивает информацию, как из коровы молоко. Такие отношения существуют и в биосфере (муравей - тля).

Поскольку хозяин эксплуатирует весь человеко-машинный коллектив, то он использует информацию живых людей и системную память, зашитую в технологиях. Чтобы не делиться с работником прибылью, можно заменить «живых» работников «умными» машинами. Однако при этом снижается покупательная способность безработных и производство становится ненужным. Таким образом, безработица противоречит принципу непрерывного функционирования живого вещества [45].

Нефроны почек, альвеолы лёгких, нейроны периодически отдыхают в резерве. Но полная остановка функционирования равносильна смерти. Безработные люди теряют квалификацию, снижается их покупательская способность. В случае мобилизации (природные катастрофы, войны) требуется длительное время на их производственную реабилитацию. Таким образом, природные аналоги предупреждают, что безработица явление неестественное. Это аномалия.

 

6.4. Биосферное производство. Собственность.

Аналогом производственного процесса в биосфере является половое размножение. Размножение является механизмом производства себе подобных, т.е. механизмом расширенного воспроизводства биомассы. Организм самки содержит всё необходимое для деторождения. Имеется наследственная программа воспроизводства (информация). На вход поступают вещество и энергия. Дополнительная генетическая информация поступает со сперматозоидами самца. Незначительные затраты энергии самца в расчёт можно не принимать.

Воспроизводство потомства можно сравнить с производственными процессами в экономике. Самка (хозяин производства) есть производитель биомассы. Самец –это наёмный работник, поставляющий необходимую генетическую информацию. Осуществляется отбор самцов и сперматозоидов на пригодность. На предприятии также подбирают квалифицированные кадры. В прибавочный продукт (плод) входит информация, зашитая в производстве (в самке) и информация, заимствованная из внешней среды (самец, сперматозоид, работник).

Самка не создавала своё тело, оно безвозмездно унаследовано от предков. Появление потомков – это создание будущих производителей. Таким образом, самка создаёт новое производство. На это затрачивается энергия, вещество информация, организуется воспитание, обучение. Самка исполняет функции организатора, но при этом не заявляет права на собственность, не пытается забирать у детёныша его добычу. Организм самки фактически является коллективной собственностью всех своих частей. В производстве потомков участвуют все органы, и они не требуют от потомков вознаграждения. Следует отметить, что мозг, как управляющий центр организма всегда находится в привилегированном положении. В голодный период ресурсы питания мозга не сокращаются, но все другие подсистемы могут находиться на ограниченном питании.

Капиталист (хозяин производства, частный собственник) безвозмездно использует наследство предшествующих людей – творцов. Покупая технологии, хозяин единожды платит за содержащуюся в них информацию и потом постепенно окупает эти расходы. Покупая рабочую силу, он платит за информацию, содержащуюся в мозгах. Эти расходы он включает в стоимость товаров. Кроме того, при необходимости он обучает работника, наполняя его новой информацией.

Он не платить гонорар, например, Фарадею или Ньютону, за их знания. Он купил технологии у таких же капиталистов. Фактически он безвозмездно эксплуатирует системную память (информацию) общества (включая информацию работников), и в отличие от упомянутой самки, претендует на свою долю прибыли. Доля прибыли, отчисляемая собственнику, до сих пор не обоснована. Таким образом, выявлена ещё одна аномалия в экономических отношениях людей. По поводу этой аномалии случались войны, революции, забастовки и пр.

Существует заблуждение, что частная собственность на средства производства является естественным правом человека. Человек, который своевременно успел захватить участок земли, вправе сдавать его в аренду и получать ренту. Однако в биосфере такого права не существует. Если стая обезьян владеет некоторой территорией, то она не пускает к себе конкурентов, защищает свою коллективную собственность и никогда не сдаёт в аренду. На одной территории могут мирно сосуществовать виды, при условии, что они не конкурируют за пищевые ресурсы.

Собственность у людей разделяется на личную, коллективную и частную (на средства производства). В биосфере также есть личная собственность (гнездо, нора, собственное тело) и коллективная собственность стада на землю. Но отсутствует частная собственность на средства производства. Мы уже отмечали, что биологическое производство (самка) никому не принадлежит. Оно принадлежит «себе», т.е. «коллективу» органов и клеток. Таким образом, явление частной собственности на средства производства можно считать человеческим изобретением. Это аномалия.

Концепция техносоциального тела человечества позволяет представлять рабочий коллектив как суперорганизм, человеко-машинный организм (рис. 7.2), аналог организма самки. Производственная техносфера (коллективные руки, глаза, инструменты) является  коллективной собственностью трудящихся. Как в любом организме происходит смена кадров и обновляется оборудование.

Человеко-машинное предприятие получает деньги. В биосфере вознаграждение самки заключается, в каких-то удовольствиях от исполненной генетической программы и биосферных факторов, обеспечивающих её надёжное существование. Самка (хозяин производства) воспроизводит потомство, которое увеличивает биомассу и разнообразие биосферы, повышает её устойчивость. Биосфера, регулируя взаимоотношения между элементами живого вещества, создаёт благо для всех, в том числе и для нашей конкретной самки. Механизм взаимодействия в биосфере происходит по схеме «я всем, а все – мне».

В рыночном государстве преобладает взаимодействие по схеме «ты мне, а я тебе». Если бы общество заимствовало опыт природы, то собственники производства должны были вместо денег получать благодарность и почёт общества и пользоваться общественными благами. Однако для частного собственника это абсурдно.

Другое дело коллективная собственность. Доход предприятия распределяется среди работников. Часть дохода отчисляется в надсистему на социальные нужды (налоги). Эти отчисления возвращаются всему обществу и каждому индивиду в отдельности в виде общественных благ. Реализовать такой механизм в капиталистических странах пытаются акционированием производства. Акционерное предприятие – это коллективная собственность. Но центральный пакет акций всё же принадлежит главному хозяину, поэтому его доход намного выше дохода работников.

Государственная (общественная) собственность на средства производства была реализована в СССР. Государство, забирая львиную долю прибыли в виде налогов и возвращая в обезличенном виде обществу в виде социальных благ, осуществляло принцип «вы нам, а мы вам». Лозунг «от каждого по способности, каждому по потребности» в некотором смысле давно реализован в природе. Каждый воспроизводит потомство на сколько способен. И каждый добывает себе пищу по потребностям (чтобы удовлетворить голод и не более). Иногда осуществляются заготовки на зиму.

Дисгармония человеческих отношений исходит  из частной собственности на средства производства. Это может быть следствием незрелости человечества и его быстро развивающейся техногенной надстройки. Это можно показать следующим сравнением.

В техносфере товар на выходе производства сразу готов к эксплуатации. У примитивных существ (клетка) плод также готов к «эксплуатации» сразу. Детёныши высших животных нуждается в доработке, воспитании, адаптации тем больше, чем сложнее существо. Это сравнение намекает на то, что состояние техносферы находится на уровне примитивных организмов и ей предстоит ещё длинный путь эволюции.

 

6.4.1. Налоги.

Налоги являются принудительными отчислениями части дохода граждан и предприятий в бюджет властной подсистемы. Предполагается, что эти средства будут израсходованы на социальные нужды всего общества, всей системы. Этот процесс естественный и для биосферы.

Биосфера (аналог государства) является системой по отношению к составляющим её видам живых существ. Метаболиты организмов (продукты обмена ВЭИ), направляемые в биогеосферу, можно считать отчислениями в пользу сохранения жизни на Земле. Отмирающие животные, жертвы хищников, экскременты идут на пользу всем. Из популяции изымаются больные и слабые животные. При этом популяция оздоравливается. Консументы разного порядка изымают в свою пользу 10% биомассы растений, которую затем возвращают в почву (удобрения). Экскременты являются кормом для редуцентов. Последние, отмирая, образуют почву, которая повышает продуктивность растений. Наблюдается рост «экономики» природы. Каждый элемент биосферы каким-то образом осуществляет свой вклад (налог) в процветание жизни на Земле. При этом средний «налог» составляет десятую часть обладателя ресурсов.

В экономике человечества диапазон налогообложений колеблется в очень широких пределах (10-80%) [106]. Чрезмерная эксплуатация колоний истощает их ресурсы, обрекает на состояние «развивающихся экономик». Человек истощает биосферу, отбирая себе большую часть её продукции, доводя до состояния, когда регенерация становится невозможной. Человек, являясь хищником высшего порядка, субъектом неограниченного потребления, откровенно нарушает законы природной гармонии.

В политику государства и практику экономических отношений следует ввести опыт природы. Налоги (дань) не должны превышать 10% (2-17%). Часть налогов должна идти на регенерацию природы. И только для удушения спекулятивного капитала налоги можно поднимать максимально.

 

6.5. Основные показатели макроэкономики [28 ].

Рассмотрим основные показатели макроэкономики:

1.Валовой внутренний продукт (ВВП).

2.Деньги.

3.Валюта. Обменный курс.

4.Инфляция

5.Экспорт – импорт.

6.Мультипликаторы.

7.Банки, сбережения.

8.   Экономические циклы.

 

 

6.5.1. Валовой внутренний продукт (ВВП) [ 32].

ВВП считается интегральной характеристикой макроэкономики, отражающей объём национального производства за год. Работы по измерению объёма национального производства начались в 30-ые годы XX века экономистом Саймоном Кузнецом. Валовой внутренний продукт есть рыночная стоимость всех конечных товаров и услуг, предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства. ВВП исчисляется как сумма добавленных стоимостей [32].

В реальном ВВП учитывается, в какой степени рост ВВП определяется реальным ростом производства, а не ростом цен (Википедия). ВВП не включает затраты на приобретение товаров, произведенных в предшествующие годы (например, покупка старого дома), а также затраты на покупку промежуточных продуктов (сырья, материалов, топлива, энергии и т.д.), используемых для производства конечных продуктов. Конечными товарами и услугами являются те, которые приобретаются в течение года для конечного потребления и не используются в целях промежуточного потребления.

Понятие «конечные товары» очень неконкретное. Продаваемая нефть не является конечным продуктом, из неё делают, например, бензин, но в России доход от продажи нефти зачисляется в ВВП. Кроме того, любой конечный продукт можно переделать, использовать для доработки и для других целей. Например, мясо, проданное в магазине и использованное в домохозяйстве на приготовление обеда, включается в состав ВВП как конечный продукт. Если мясо купил ресторан для угощения клиентов, то мясо становится полупродуктом. Однако, как можно в статистике различить эти две ситуации. Многие продукты имеют двойной статус. Они многократно учитываются статистикой как конечные и как промежуточные.

Важно отметить, что в биосфере нет промежуточных продуктов. Отходы одних существ являются пищевым ресурсом для других (трофические цепи замкнуты). Степень замкнутости круговорота веществ в биосфере составляет 99.9%, а в техносфере меньше 10% [3]. Следует отметить, что и в биосфере есть невостребованная продукция. Отложения угля, нефти, металлических руд депонировались, пока не были востребованы человеком. Однако в техносфере невостребованных продуктов (отходов) слишком много. Получается, что ВВП включает стоимость 90% отходов техносферы.

Если производственные отходы включаются в стоимость продукта, то, по данным ВВП наблюдается рост. Стоимость нерациональной транспортной услуги, увеличение числа посредников также способствует росту ВВП.

Рост ВВП может сопровождаться деградацией базы хозяйства. Износ основных фондов следует считать «валовым внутренним ущербом» [59]. Эти предстоящие расходы никак не учитываются в ВВП. В микроэкономике прибыль является разностью между доходом и затратами. А в макроэкономике затраты почему-то не принято вычитать.

В ВВП очень велика спекулятивная составляющая. Реальный сектор экономики» отдельно не выделен [59]. В него включены и доходы от нематериальных услуг. Таким образом, ВВП предстаёт как очень противоречивая характеристика, позволяющая манипулировать цифрами из политических соображений. Например, с 1963 по 1993 г. ВВП США официально возрос с 603,1 до 6 374 млрд. долл. Но в течение этого периода «услуги» как компонент ВВП выросли с 39% до 54%, а секторы реальной экономики, в расчете на домохозяйство и на душу населения, сократились на 30 - 50%. При этом СМИ сообщают, что экономика США «перегрета избыточным ростом» [70, 50].

Большое количество работников, уволенных из реального сектора экономики, переходит в сферу услуг. Количество «занятых в различных видах «услуг» и в государственном аппарате не добавляют ничего ни к выпуску физического объема чистого продукта, ни к производительности американской экономики. «Замещение промышленности услугами является, по сути, инфляционной гнилью» [70].

Для подтверждения этих заключений обратимся к анализу продуктивности биосферы и методам её расчёта. В биосфере аналогом ВВП является производство биомассы в тоннах за год. Продуктивность биосферы определяется приростом растений и притоком солнечной энергии. Трофические цепи только перераспределяют потоки ВЭИ, произведённые растениями. Годовая нетто-продукция биосферы составляет 550 Гт, а техносферы всего 1.5 Гт. [3].

Продуктивность биоты можно рассчитывать по приросту вещества, энергии и информации. Подсчитано, что средняя энергоемкость продукции техносферы в 20 раз больше, чем энергоемкость биосферной продукции. По некоторым усреднённым расчётам годовая продукция живого вещества биосферы составляет около 1/10 его биомассы. Примерно такое же соотношение существует между массой техносферы и ее нетто-продукцией. И биосфера и техносфера обновляются приблизительно за 10 лет.

Однако скорость прироста информации в техносфере XX в. на 8 порядков больше скорости биологической эволюции [3]. Поэтому есть надежда, что человечество достигнет совершенной экономики, подобной биосферной экономике, т.к. у людей социальная информация развивается быстрее генетической.

Из проведенного сравнения вытекают следующие рекомендации. Затраты на отходы нельзя включать в показатель ВВП. Следует стремиться к безотходному производству и замкнутому циклу макроэкономики. Услуги не следует включать в показатели ВВП, т.к. они влияют на производство внутреннего продукта только косвенно. Заказчик, потребляя услугу, экономит свою энергию и время. Если высвобождённое время будет потрачено на производство полезного продукта, то по полезному продукту эти услуги будут учтены в ВВП. Если свободное время потрачено праздно, то эти услуги автоматически не будут учтены в ВВП.

Ларуш [70] рекомендует отказаться от измерения относительной эффективности экономики различных стран показателями денежных цен и вместо этого измерять ее по реальному выпуску и потреблению физических объемов продукции домохозяйствами, фермами и предприятиями в натуральных единицах. Например, прирост производства зерна в СССР измеряли в пудах. Однако здесь также возникает много неопределённостей. Как сопоставлять производство 100 автомобилей с производством 100 телевизоров. Абсурдно их измерять в тоннах, кубометрах. Измерение в штуках также некорректно.

Измерение валового продукта отдельных стран не может адекватно определяться через выпуск продукции в национальной валюте. Выраженный таким образом валовой продукт гораздо больше говорит о темпе инфляции, чем о действительном объеме валового продукта [70].

Если использовать принцип Ларуша, то ВВП следует оценивать в натуральных единицах [70]. При этом неизбежна стандартная классификация типов продукции. Например, автомобили (шт.), Уголь (т), нефть (баррели, м3).и др. Невозможность охарактеризовать столь разнообразную продукцию общим для всех параметром, приведёт к тому, что ВВП будут изображать номограммой и прирост определять по каждому, продукту отдельно. В такой натуральной шкале неизбежны упрощения (моделирование). Например, продукт «автомобили» скрывает сотни марок. Уголь имеет разную зольность, калорийность, но требуется усреднение параметров.

По мнению П. Кузнецова наиболее точным выражением валового продукта является его вычисление через суммарное энергопотребление в киловатт-часах. В первом приближении валовой продукт пересчитывается в киловатт-часы по следующему правилу [109].

Вся потребленная электрическая энергия входит в сумму в виде действительного числа киловатт-часов. Все виды топлива, не пошедшего на производство электрической энергии, пересчитываются в киловатт-часы и входят в сумму с коэффициентом 0.2 (за 20 процентов принимается средний коэффициент полезного действия котельных и других двигательных установок). Все виды продуктов питания для людей и домашнего скота пересчитываются в киловатт-часы и входят в сумму с коэффициентом 0,05 (за 5 процентов принимается средний коэффициент полезного действия превращения продуктов питания в механическую работу человека). Полученная сумма выражает валовой продукт страны [109].

«Поскольку стоимость можно измерять любым товаром, то ее измерение в киловатт-часах столь же законно, как измерение в унциях золота» [131]. Золото не является эталоном трудозатрат, его цена меняется вместе с развитием технологий добычи. Стоимость кватт-часа также может изменяться. «Плавающие» эталоны стоимости за отсутствием лучшего всё ещё используются при оценках ВВП.

Если осуществляются железнодорожные перевозки (сфера услуг), можно попытаться по затратам энергии определить массу перевезённого груза. Но при этом нужно постоянно вводить поправки. Например, для перевозки паровозом потребуется в 5 раз больше энергии, чем для перевозки электровозом. В статистике нужно учитывать не только затраты энергии, но и тип транспортного средства.

Строительные услуги (стройка дома) требуют затрат энергии человека, машин и механизмов. Плюс к этому подключаются затраты на использованные материалы. Использование лёгких и технологичных материалов снижает затраты энергии, что статистикой будет толковаться как снижение количества построенного жилья. По количеству энергии, истраченной на строительстве, невозможно достаточно точно определить прирост жилья в стране.

Не исключено, что исчисление ВВП в кватт-часах в некоторых случаях будет лучше, чем в рублях, но при этом многие недостатки учёта сохранятся. Например, сначала необходимо определить массу продуктов питания [70], а потом умножить её на коэффициент 0.05 (П. Кузнецов). КПД производства постоянно изменяется, следовательно, необходимо изменять коэффициент 0.2. Затраты на научные исследования, особенно фундаментальные, рассчитать можно, а вот их вклад в ВВП нельзя, т.к. от разработки до внедрения с экономическим эффектом проходит много времени. Не все фундаментальные открытия сразу находят применение.

Возможно, разные сферы деятельности следует оценивать разными валютами, используя обменные курсы. Стоимость транспортных перевозок можно оценивать затратами энергии (кватт-час). Стоимость научных разработок – единицами полезной информации. Стоимость добытых энергоресурсов – затратами энергии и информации. Но это не лучше, чем измерения в натуральных единицах.

 

6.5.2. Деньги [131].

Экономика изобрела деньги и векселя, которые информируют о праве владельца получить определённую часть общественного продукта. Обмен веществом (бартер) наиболее древний механизм организации социумов (как животных, так и человеческих). В бартерных ВЭИ потоках преобладала вещественная (В) компонента. В ходе эволюции обменных процессов человечество изобрело деньги - символы вещества. Деньги в любом воплощении (бумажные, монеты, электронные и пр.) остались потоками ВЭИ, но информационная составляющая (И) стала в них доминирующей. Поэтому считают, что деньги - это информация о наличии материальных благ в обществе в целом и у отдельных индивидуумов конкретно. Термин «финансовые потоки» давно узаконен в экономике.

Деятельность человека создаёт новую информацию, за которую он получает деньги. С помощью денег человек сигналит (сообщает) обществу о своём праве обменять их на продукт, ресурс. Количество денег у человека должно соответствовать его вкладу в расширение материальной базы социума, повышение устойчивости техно-социальной системы и пр.

В идеале количество денег в обращении должно соответствовать количеству произведенного товара. Превышение «массы» денег над произведенным товаром называется инфляцией. Товары совершают один цикл обращения, а деньги - множество (до износа). Деньги – это информация, а информация при использовании не убывает, но может стареть.

Можно показать, что деньги не являются чисто человеческим изобретением. Знакомство с природой показывает, что «деньги» изобретены не человеком, они давно функционируют в обменных процессах биосферы. Например, чтобы получить от клетки нужный для организма продукт, клетку «мотивируют» каким либо химическим соединением. Например, адреналин активизирует мышечные клетки к активному действию. Этот бартерный обмен происходит по схеме: «меняю адреналин на работу мышцы. В социуме людей этот процесс выглядит как «меняю вещь на нужную мне продукцию».

В ходе эволюции гуморальная система дополнилась нервами. Нервный импульс (информация) раздражает определённую ткань, провоцируя выделение нужного вещества в кровяное русло. Таким образом, аналогом денег является сигнал, в частности, нервный импульс. Такой сигнал, поступивший из окружающей среды, должен вызвать рефлексивный ответ в виде порции метаболитов. Муравей, постукивающий тлю по брюшку, получает в ответ капельку сладкой жидкости. Щебечущий птенец получает корм от родителей (дитя не плачет – мать не разумеет). Ещё большее сходство с сигналами имеют электронные деньги, электронные карточки.

Валюта. Обменный курс. В разных частях мира действуют разные сигналы – деньги. Покупательная сила их разная, следовательно, у них разные обменные возможности. На денежную единицу можно приобрести разное количество благ. Деньги – это универсальный «сигнализатор». За деньги можно получить любой товар, но за сигналы в биосфере только определённый продукт (аналог продуктовых карточек в распределительной системе).

В биосфере сигналы специфичны для конкретного вида животных и реакция на них специфическая Тля реагирует только на почёсывание брюшка, громкий звук его не заменит. Однако обманные сигналы могут быть и универсальными. Птицы продолжают кормить чужого «кукушонка», не реагируя на смену «валюты». Сорока своими криками оповещает об опасности почти всех животных. Обезьяны понимают язык не только членов своей стаи, но и соседей. У людей в качестве сигналов сформировался язык общения. Можно без денег выпросить благо у членов сообщества. И в стаях приматов бытует попрошайничество. Сигналы угрозы могут заставить особь отдать свой продукт агрессору. Это всё примеры обменной роли сигналов. Деньги - это развитие (модификация) известных форм взаимодействия в биосфере. Они унифицированы, т.к. принадлежат одному виду с одинаковыми потребностями (человек).

В природе нет монополии на производство денег (обменных сигналов). Сигналы (деньги) распределены по всей биоте и не унифицированы как у людей. Поэтому у людей есть возможность распределять деньги, исходя из приоритета собственной выгоды, незаслуженно присваивать сигналы (право) на получение большой доли национального ресурса.

Если информация может быть аналогом денег в природе, то можно усмотреть процессы, напоминающие обмен валюты (информации). Например, животное под влиянием угрозы (информация) изменяет интенсивность защитной окраски (ответная реакция, ответная информация). Привыкание к угрозе будет снижать интенсивность ответной реакции (уменьшение количества ответной информации), что аналогично смене обменного курса валюты (информации).

6.5.3. Инфляция – это увеличение массы денег при неизменном производстве. Поскольку деньги – это информация, то происходит инфляция информации. Если сигналы, возбуждающие продуктивность биоты, перестают достигать цели, например, развивается глухота, то требуется повышение интенсивности сигналов для сохранения прежней реакции (отдачи). Изменяется соотношение «интенсивность сигнала – результат», что аналогично повышению цены товара (для покупки требуется больше денег). Если на действия ребёнка уже не действует простое замечание, а требуется длинная нотация, то и это свидетельствует об инфляции информации.

Инфляция в природе способствует восстановлению утерянных взаимоотношений. У людей инфляция также сигнализирует о необходимости изменения курса валюты, об изменениях экономических отношений. Однако часто инфляция возникает в результате необосновнного печатания денег государством, для временного сиюминутного удовлетворения каких-то потребностей.

Экспорт – импорт. В биосфере это обмен ВЭИ между отдельными видами животных. Отходы одних являются «приходом» для других. Постоянно импортируется солнечная энергия и экспортируется тепло в космос (остывание планеты). Биомасса жертв импортируется в биомассу хищников.

 

6.5.4. Банки, сбережения [131].

Банк – это временное хранилище денег. Банковский процент является доходом банка. Взявший заём, должен вернуть его с процентами. На первый взгляд банковская система изобретена людьми и ей нет аналогов в биосферных технологиях. Покажем, что люди ничего не изобретают с нуля. Всегда существуют прототипы.

Банк есть накопитель ресурсов, которыми можно воспользоваться в случае нужды. Существуют банки воды, атмосферы, соли, которыми пользуются и люди, и животные. Растения потребляют воду и возвращают её обратно через испарение без приращения количества (без процента). Количество воды на планете не зависит от деятельности биосферы. Углекислый газ из воздуха поглощается растениями и «выдыхается» животными. Он может депонироваться в донных отложениях в виде скелетов и панцирей морских животных.

В качестве банка могут выступать собственные накопления (на чёрный день), которые можно использовать самому или одолжить другим. Накопление жира (верблюд, медведь и пр.) является аналогом индивидуального банка. Это накопление можно израсходовать самостоятельно, но их может отнять хищник (без отдачи). У людей средства, вложенные в детей, могут окупиться в старости. Как во всяком деле, накопление запасов должно быть оптимальным. Избыток запасов может навредить (например, ожирение).

Спецификой природных банков является процент не конкретному кредитору, а всей системе в целом. Заимствованный ресурс возвращается в биосферу и является ресурсом для других видов живых существ. Этот ресурс в неявной форме повышает устойчивость всей биоты, но это касается и каждого индивидуума. Жертвы являются «банком» пищи для хищников, но в системе «хищник – жертва» происходит неявный возврат «долга» в виде оздоровления вида (хищники употребляют в пищу больных и слабых). Животное, съевшее плоды растения расплачивается распространением семян.

Природа является банком, которому люди должны возвращать долги принятым в биосфере способом. Для этого надо дозировано потреблять биологические ресурсы, не нарушая репродуктивности биоты, осуществлять регенерацию нарушенных экосистем, стимулировать репродуктивные способности биосферы.

Природа является банком не только вещества, но и информации. Постоянно растёт информационное содержание банков ДНК разных видов живых существ [74]. Каждое существо получает в наследство набор генов, которые изменяются в результате мутаций и комбинаций, возрастает разнообразие генов. «Лишние» гены не уничтожаются, а депонируются в рецессивной части генома. Эти гены транслируются потомкам без процентов. В процессе своего функционирования в отличие от биосферы деньги увеличивают массу за счёт ссудных процентов, но эта информация фиктивная, т.к. не соответствует атрибутивной информации, заключённой в продуктах техносферы.

Макроэкономика природы альтруистична («Каждому по потребности, от каждого по способности»). Можно предположить, что экономические кризисы в обществе являются следствием нарушения закона бескорыстия.

 

6.6. Экономические циклы.

Циклы являются нормальным процессом и в социуме, и в биосфере. Любое развитие происходит циклически. Популяционные волны, колебания «хищник - жертва», эволюционные циклы, появления и вымирания видов и др. Существуют циклы циркуляции химических элементов [20, 21]. Живое вещество постоянно усваивает и распределяет в земной коре химические элементы.

Стратегические исследования динамики рынка выявляют тенденции сокращения жизненного цикла товаров и организаций. В сфере малого бизнеса и сфере услуг ежегодно обновляется более 50% предприятий. Это свидетельствует об ускорении развития. Темп изменения рыночной среды прогрессивно нарастает, что вынуждает организации сокращать свой жизненный цикл в адаптивных целях. Остановиться в бегущей, неорганизованной толпе невозможно (затопчут), поэтому все стараются из последних сил ускорять «развитие». Для этого изобретаются технологии, машины и механизмы.

В последние десятилетия появилось много исследований феномена ускоряющегося развития биосферы и человеческого социума [129]. Пантин В.И. и Лапкин В.В. исследовали цикличность развития экономики и политики [89]. Авторы переосмыслили и подвергли некоторой коррекции методологию экономических циклов Н.Д. Кондратьева с учетом наблюдающегося в последние десятилетия беспрецедентного ускорения экономического и политического развития.

Противоречивость развития проявляется в том, что ускорение касается только экономической и технической составляющих социума. При этом физиологические и психические параметры человека достаточно консервативны. Именно несовпадение темпов развития разных подсистем социума создаёт диспропорции, что является одной из причин грядущей стагнации. Отдельные регионы в своём развитии вырываются далеко вперёд, развивается неравенство в потреблении, возникает социальная напряжённость. Темпы развития человечества так велики, что биосфера не успевает к ним адаптироваться

Рост ускорения будет остановлен, как всегда, исчерпанием ресурсов, потерей управляемости рыночных процессов. Ускоренное изменение экономической среды может происходить до тех пор, пока отдельные индивиды и система в целом не потеряют способность контролировать этот процесс. Если темп изменения окружающей среды превышает возможности адаптивных реакций организаций, то у всех живых организмов возникает паника или наступает ступор. Кризис ускорения заставит человечество отказаться от стохастического, конкурентного пути. Банкротство охватит множество фирм, не создавших запаса прочности. Если стохастическое, рыночное развитие станет невозможным, то на смену ему придёт плановое, управляемое развитие. Такие предпосылки уже созданы в крупных корпорациях и ТНК.

 

6.7. Выводы.

1.По аналогии с биосферой построена система макроэкономики, состоящая из предприятий, получающих биосферные ресурсы (продуценты) и предприятий вторичной их переработки и распределения (консументы, редуценты). Элементом макроэкономической системы является человеко-машинный организм (организация). Рынок представлен подсистемой, распределяющей ВЭИ потоки. Человеко-машинные организмы, как абсолютные хищники, естественным образом включены в биосферные трофические цепи и должны быть с ними в гармонических отношениях.

2.Концепция техно-социального тела человечества определяет производителей и потребителей как человеко-машинные суперорганизмы.

3.Проведено сопоставление функций элементов макроэкономики (реальность) с функциями элементов биосферы (эталоны). Отклонения от эталонов диагностируются как патология общественных отношений.

4.Отмеченные следующие аномалии в обществе. Отсутствуют внутренние ограничители роста. Наличие частной собственности и безработицы. Возрастающая роль информации в ВЭИ потоках.

5.Прямые и обратные связи образуют иерархию управления и в биосфере, и обществе. Функции рефлексивного управления в биосфере осуществляют консументы.

6.Частная собственность на средства производства аналогична хищничеству с изъятием ресурса без особого вреда для жертв (комменсализм). Коллективная форма собственности более приближена к природе.

7.Труд есть трансляция информации от человеко-машинной системы в продукт (товар). Прибавочный продукт есть новая атрибутивная информация.

8.Стоимость продукта пропорциональна содержанию вещества, истраченной энергии и атрибутивной информации.

9.Размножение (воспроизводства биомассы) является аналогом промышленного производства.

10.  В биосфере вознаграждение за воспроизводство заключается в получении чувственных удовольствий и биосферных факторов, обеспечивающих надёжное существование. Лозунг «от каждого по способности, каждому по потребности» давно реализован в природе.

11.  Метаболиты организмов (продукты обмена ВЭИ), направляемые в биогеосферу, можно считать отчислениями (налогами) в пользу сохранения жизни на Земле. В практику экономических отношений следует ввести опыт природы. Часть прибыли необходимо отчислять на поддержание репродуктивности биосферы.

12.  ВВП предстаёт как очень противоречивая характеристика, позволяющая манипулировать цифрами из политических соображений. Предлагается изменить показатели, входящие в ВВП.

13.  Деньги – это сигналы окружению с целью получения необходимого блага. С помощью денег человек сигналит (сообщает) обществу о своём праве обменять их на продукт, ресурс. Природным аналогом денег в биосфере является сигнал, в частности, нервный импульс.

14.  Инфляция сигналов в природе способствует восстановлению утерянных взаимоотношений. У людей инфляция также сигнализирует о необходимости смены курса валюты, об изменениях экономических отношений.

15.  Спецификой природных «банков» является взимание процентов не в пользу кредитора, а в пользу всей системы в целом.

16.  Макроэкономика природы альтруистична («Каждому по потребности, от каждого по способности»).

17.  Можно предположить, что экономические кризисы в обществе являются следствием нарушения закона бескорыстия и следствием отклонений функций экономической системы от природных эталонов.

18.  Рыночное ускорение развития заставит отказаться от стохастической экономики. На смену придёт плановое развитие.

7. Микроэкономика в системном представлении.

 

7.1. Структурный анализ микроэкономики.

Микроэкономика, с точки зрения теории систем, является подсистемой макроэкономики. Микроэкономика рассматривает поведение отдельного функционала (Ф) или его частей С и П (рис. 5.1), связанных с добычей и переработкой ресурсов биогеосферы. Макроэкономика изучает поведение совокупности функционалов Ф.

В биосфере аналогами элементов «микроэкономики» являются органы или клетки организмов, отдельные особи в популяции. Проведём микроэкономический анализ функционала Ф.

Рис. 7.1. Схема взаимодействия человеко-машинного предприятия и рынка.

 

Предприятие можно представить как человеко-машинный социальный организм. Этот организм, как и все организмы в природе, имеет множество специализированных подсистем, для питания которых нужны соответствующие ресурсы. Например, для поддержания костной системы нужен кальций, а для питания мозга - другие вещества, в том числе сахар и кислород. Для питания предприятия нужна энергия, машины, механизмы, запасные части, природное сырьё. Для питания людей обязательно нужны продукты биосферного происхождения, а для содержания их личной техносферы - другие продукты.

Хотя подсистемы «техно и био» на предприятии интегрированы, их функции можно рассматривать отдельно. На рис.7.1 приводится схема предприятия, где отдельно выделена подсистема людей и подсистема техносферы. Такой способ описания позволяет заметить особенности распределения ВЭИ потоков, которые не проявляются при брутто описании.

Машины и механизмы, как правило, локализованы в одном месте, а люди принадлежат разным подсистемам. На производстве они выполняют функцию производителя, а в быту, на другой территории становятся потребителями. Эта двойственность и определяет неразрывную связь между производителями и потребителями, между спросом и предложением.

На схеме отдельно обозначены потоки ВЭИ, предназначенные для функционирования технической и биологической составляющих предприятия. Подсистема «техно» поставляет поток товаров П1 (жирные стрелки) на технорынок, который связан с другими аналогичными рынками множеством связей.

На рынке поток П1 дробится на множество «ручейков», которые растекаются к потребителям. На рынке поток П1 сопровождается эквивалентным количеством денег. С технорынка на вход блока «техно» поступают необходимые материалы, комплектующие, сырьё, деньги и пр.

Другой контур (П2) обозначен тонкими стрелками и связывает биологическую подсистему (людей) с потребительским рынком. Из подсистемы «люди» на рынок идёт поток денег, который обменивается на товары, продукты питания и полезную информацию, поступающие на вход подсистемы «био». Приток информации в блок «био» (человек) направлен на повышение интеллекта, знаний, информационного содержания.

Таким образом, имеют место два разных ВЭИ потока. Поток П1 реализует обмен типа товар – товар (Т-Т). Тот факт, что на технорынке обменные и коммутационные операции осуществляются с помощью денег, большого значения для понимания процессов не имеет. Теоретически существует возможность обходиться бартером, т.е. вместо обмена Т-Д-Т, осуществлять обмен Т-Т.

Поток П2 реализует обмен типа деньги - товар (Д-Т). Часть денег, поступающих с технорынка, люди получают в качестве зарплаты. Потоки П1 и П2 некоторым образом связаны, П2 = F(П1). Увеличение потока П1 может увеличить поступление денег на предприятие, соответственно, увеличится поток П 2.

На схеме 7.1 не раскрыты многие подробности. Единый денежный поток, поступающий на вход предприятия, растекается множеством неравноценных ручейков. Зарплата индивидуумов разная. Хозяин предприятия забирает себе львиную долю, что вызывает чувство несправедливости и классовую борьбу. Чувство несправедливости можно победить разумными соображениями. До сих пор распределение ручейков зарплаты осуществляется волюнтаристически. Отсутствуют механизмы справедливой оплаты труда. Повремённая оплата без учёта результатов некорректна. Оплата по затратам энергии также вызывает массу возражений. Наибольшие возражения возникают по поводу присвоения хозяином труда работников.

Это присвоение, по сути, напоминает налогообложение в макроэкономике. Государство присваивает себе часть дохода частного лица для обеспечения социальных нужд. Аналогично хозяин предприятия присваивает себе часть дохода работников для осуществления инвестиций, модернизации, расширения производства. По сути, эти средства идут на общие нужды коллектива и, как бы, в интересах коллектива. Но не всегда работники считают предприятие своим. Если их уволят, то их «пожертвования» достанутся другим, что оценивается как несправедливость. С другой стороны, люди считают, что им недоплачивают, а администрация и собственники получают незаслуженно высокие доходы. Непрозрачность финансового состояния организации, отсутствие методов справедливой оценки труда является одной из причин недовольства и социального напряжёния.

В отличие от микроэкономики, если гражданин покидает государство (выезд, смерть), то социальная сфера, финансируемая из налогов, остаётся потомкам. Но и в этой ситуации граждане часто уклоняются от налогов, оправдывая своё поведение неоправданно высокой зарплатой чиновников, или нецелевым использованием бюджета государства, или желанием «прокатиться» за счёт общества.

В современной экономической теории состояние микроэкономики принято характеризовать следующими показателями:

1. Производство.

2. Прибыль.

3. Рентабельность.

4. Средства производства (основные и оборотные).

5. Спрос и предложение.

6. Ресурсы

7. Труд. Цена труда.

8. Конкуренция.

9. Деньги.

Показатели, обозначенные курсивом, используются и в макроэкономике, что естественно в силу системного взаимодействия части и целого. Рассмотрим эти показатели с точки зрения системного мировоззрения.

 

7.2. Воспроизводство. Спрос и предложение.

Материальное производство – это процесс преобразования одних продуктов в другие [28] но смысл производства этим не ограничивается. Это и духовное производство, производство людей, производство общественной жизни, производство элементов техносферы. Кроме материального производства выделяют «услуги». Далее мы рассмотрим это понятие в расширительном контексте.

Эволюционирующее производство как организм совершенствуется, воспроизводит себя. Производительные силы основаны на общественном труде человека, вооруженного знаниями и техносферой. Цикл общественного производства (рис. 5.1) состоит из:

1. Добычи природного сырья (блок С).

2. Доставки его на производство.

3. Переработки сырья (блок П).

4. Распределения (транспорт, рынок, централизованное распределение).

5. Конечного потребления (блок К).

6. Возврата отходов в биосферу.

Любая живая (открытая) система имеет входы и выходы. Через входы она получает приток В1Э1И1. После каких-то преобразований образуется выходной поток В2Э2И2. Для биоты – это потомство и отходы. Для человеческого материального производства – это общественно необходимый продукт (товар) и отходы. Обобщённая схема таких предприятий (преобразователей, генераторов) приведена на рис.7.2.

 

Рис.7.2. Кибернетическая схема предприятия.

 

Производство «себе подобных» в биоте принято называть размножением. В человеко-машинных системах размножаются люди и детали их технического дополнения.. Можно заметить, что рентабельность биосферного производства превосходно. Например, энергоемкость продукции в биосфере в 20 раз меньше, чем в техносфере (15 МДж/кг, и 300 МДж/кг соответственно) [3].

Расширенное воспроизводство означает, что каждый новый цикл производства увеличивает количество и изменяет качество продукции. Для этого требуются постоянные инвестиции. В биосфере расширенное воспроизводство проявляется в экспансивности всего живого. Подразумевается, что количество потомков всегда больше, чем родителей. Любая живая система стремится занять всё доступное пространство. В наиболее совершенных организациях (организмах) этот процесс сдерживается управлением. Например, внутренние органы в отсутствие патологии не разрастаются больше положенных размеров.

В условиях самоорганизации экспансия живого вещества ограничивается только дефицитом ресурсов. Например, популяция рыб зависит от размеров водоёмов и качества воды. Внутри водоёма идёт конкуренция между водными организмами за доступные ресурсы. В отличие от общества конкуренция в биоте ведётся не за производство продуктов, а за потребление. Аналогичная ситуация сложилась в СССР. Потребители «боролись» за право приобрести «дефицит». Напротив, в капиталистической, рыночной экономике производители конкурируют за возможность увеличивать продажи. Поэтому производство ограничивается по выходу. Но это явление временное. Уже сегодня некоторые продукты перестали производить из-за отсутствия дешёвого сырья. Исчезают ценные породы рыбы, редкие животные, нефтяные запасы.

Расширенное производство до тех пор будет обеспечивать растущее население, пока ограниченность биосферных ресурсов не заставит отказаться от экспансивного развития. Перепроизводство сопровождается социальными и экономическими кризисами. Аналогично перепроизводство гормонов разрушает организм. Перепроизводство раковых клеток ведёт к смерти. Перепроизводство автомобилей создаёт пробки на дорогах. Избыточное печатание денег приводит к инфляции. Поэтому необходимо чётко определить пределы, как роста населения, так и различных отраслей производства.

Взаимодействие производителей и потребителей является темой для исследования не только в экономике общества, но и в биосферной экономике. В биосфере рост потребностей хищников сокращает популяцию жертв (производителей продукции) и, как следствие, популяцию хищников. Работают отрицательные (стабилизирующие) обратные связи. Между хищниками и жертвами складываются колебательные отношения около состояния равновесия [111] при условии, что хищники берут дань не более 10%. Если дань не превышает 10% биомассы продуцентов, то это не сказывается на устойчивости вида и даже способствует его процветанию. Стимулируется рост, распространяются семена, уничтожаются конкуренты и пр. Например, поедание степной растительности копытными животными интенсифицирует её рост. Регулярная, умеренная дойка коров не наносит ущерба их продуктивности.

Наоборот, в техносоциуме рост потребностей людей стимулирует выпуск продукции. Рост выпуска продукции стимулирует потребление. т.е. работает положительная обратная связь, уводящая систему от состояния равновесия. Следует напомнить, что теоретическая экономика «справедлива»только в равновесной системе (глава 3). Положительные обратные связи переключают систему в экстремальный режим функционирования. По этой причине происходит ускорение развития, возникают регулярные кризисы, частота и амплитуда которых возрастает [134].

В биосфере такие явления также имеют место. Иногда благоприятный климат может создать условия для интенсивного размножения какого-либо вида растений или животных. Эгоистические устремления приводят к экспансии вида (рост численности, захват ресурсов и территорий). Ответной реакцией является естественное или искусственное ограничение ресурсов, что неизбежно приводит к вымиранию лишних потребителей. После вымирания пищи сокращается и популяция экстремалов. По биосфере прокатывается волна катастрофических явлений (эффект домино). В первую очередь вымирают «гиганты». Место гигантов занимают мелкие существа. Такие же явления наблюдаются в либеральной экономике, монополии часто распадаются на конкурирующие части.

Рост производства происходит только за счёт увеличения «налога» на биогеосферу. Можно предположить, что этот налог не доложен превышать 10% от эксплуатируемой биомассы. Биосфера при разумной эксплуатации воспроизводима. Когда «налог» на биосферу превысит критическое значение, наступит коллапс. Выход видится в управляемом развитии. Темп воспроизводства каждого вида разный. Наиболее развитые виды не производят много потомства, поэтому эксплуатация высокоразвитой биоты должна осуществляться с особой осторожностью.

Кроме хищников в природе большее значение имеют редуценты, поедающие отработанную продукцию всех биосистем. Отношения продуценты - редуценты менее критичные, чем продуценты – хищники. Чрезмерное поедание отходов не вредит существованию биоты. Но низкая производительность биоты угнетает редуцентов. Рассмотрим аналогичные отношения в техносоциуме.

В экономических процессах участвуют продукты, «выделяемые» производствами (товары). Люди используют для своих нужд только товары и не употребляют самих производителей (людей и машин). С другой стороны люди употребляют в пищу разнообразные продукты биосферы. Таким образом, по отношению к биосфере человеко-машинный индивид является абсолютным хищником, а по отношению к техносфере – редуцентом. Соответственно, чем больше редуценты будут потреблять продукцию производства, тем лучше для экономики, пока не сработают ограничения по входу. Очевидно, и перепроизводство и недопроизводство плохо сказываются на состоянии общества. Нереализованная продукция увеличивает свалки, происходят банкротства. Для предотвращения перепроизводства, изобрели маркетинг [73], но это не отменило проблему перепроизводства. Ориентация на максимизацию потребления легко приводит к кризису перепроизводства. Например, древние прокариоты произвели избыточное количество кислорода в атмосфере (кислород для них яд), что вынудило их уступить место эукариотам [46].

Необходимо найти научно обоснованный уровень страховочного «недопризводства» для каждой отрасли. Кроме того, дефицит побуждает людей экономно эксплуатировать продукцию, что экологически правильно.

С другой стороны, дефицит порождает коррупцию. Люди, распределяющие дефицит, наживаются на своём положении. При экономике дефицита должна чётко работать распределительная система и централизованное планирование. Целесообразно использовать карточную систему на некоторые виды продукции, чтобы не подорвать продуктивность биоты. Остальную продукцию можно производить и потреблять без административных ограничений по рыночным механизмам.

Незначительное перепроизводство (0.1%) имеет место и в биосферной экономике. Часть произведенной биомассы консервируется в залежах угля, нефти, руды, горной породы и пр. Для сравнения 90% продукции человечества идёт в отходы Вторичное использование отходов не исключает третичных (и т.д.) отходов. Высокая энергоёмкость продукции, огромное количество отходов ставит задачу ассимиляции их биогеосферой.

В экономической литературе «блуждает» мысль, что производство нацелено на удовлетворение максимальных потребностей населения. Но у Маркса можно прочитать другое. «Процесс производства осуществляется ради продукта, а продукт производится для возобновления и поддержания процесса производства». Если это не так, то для чего реклама разжигает страсть к потреблению, воспитывает потребности, расширяют их ассортимент, снижают цену, продают в долг и пр. В этой гонке за прибылью забывают о биосфере, которая не успевает адаптироваться, теряет репродуктивность, истощаются минеральные запасы.

Но прекращение рыночной гонки равносильно гибели для остановившегося предприятия. Рыночные регуляторы жестоки. Более мягкими являются механизмы, включающие прогнозирование, планирование, эффективное государственное регулирование. Можно снизить производство без риска стать банкротом.

 

7.3. Эволюция конкурентного механизма отбора [46, 76].

Важнейшим механизмом самосохранения видов является интенсивное размножение. Рыбы вымётывают миллионы икринок, растения разбрасывают много семян. Новорожденные организмы испытываются на выживаемость средой обитания. Чем больше разнообразие и количество организмов, тем больше шансов у природы выбрать оптимальный вариант.

Менее известен отбор генетической информации на стадии зачатия. Возникли механизмы отбора, исключающие некачественные гены. Появилось половое размножение. Этот процесс можно назвать виртуальным отбором, а отбор зрелых организмов – актуальным отбором. Развитие виртуального отбора в природе привело к тому, что у высших организмов снизилась численность потомков, за счёт повышения их выживаемости. Эволюция медленно, но верно отходила от расточительных технологий. Высокая диссипативность простых биологических систем в ходе эволюции замещалась более экономным расходованием энергии. Необходимость в избыточном производстве потомков отпала. Но актуальный отбор методом проб и ошибок не исчезает полностью.

Например, мозг новорождённого человека содержит избыточное количество нейронов и его обучение происходит как процесс формирования сети связей между нейронами. Пробы и ошибки реализуются механизмом конкуренции между нейронами за более удачно найденную структуру. По мере взросления конкуренция внутри организма минимизируется. Зрелый мозг от метода проб и ошибок постепенно переходит к целенаправленным решениям. Таким образом, актуальный отбор всё же сохраняется на юной стадии развития.

Внутри человеческого организма и внутри организаций (производств) конкуренция минимальная, т.к. функционируют подсистемы управления. Органы не конкурируют за распределение пространства и функций. Увеличенные органы считаются патологией. Но в социумах, популяциях, биоценозах, где связи между элементами слабые и лабильные конкуренция ещё продолжается. Однако у стайных животных наряду с конкуренцией уже присутствует солидарность, объединяющая усилия в борьбе за выживание. Это и создаёт преимущества стайного образа жизни. Очевидно, для обеспечения максимальной устойчивости необходимо оптимальное соотношение между рациональными и диссипативными системами.

Инвариантность законов развития ведёт человечество по такому же пути. Человек научился отбирать рациональный решения ещё на стадии их создания. Возникла наука «Теория принятия решений» [104]. Методы компьютерного моделирования, работа в виртуальном пространстве позволяют уйти от дремучей эмпирики. Нет необходимости производить множество материальных моделей, испытывать их, чтобы отобрать лучшие. Следует интенсивно размножать идеи, фильтровать их и производить минимум необходимых материальных вещей, сокращая отходы и энергопотребление. Если без рыночной конкуренции пока обойтись нельзя, то конкуренцию желательно ограничить стадией проектов и решений. Такая стратегия приблизит человечество к ноосферной экономике, создаст гармонию между расточительным разнообразием (на уровне идей) и экономной актуализацией этих идей. Человечеству ещё предстоит осуществить такое мироустройство.

Природа ищет гармонию между системами расточительными, но устойчивыми, и системами экономными, разумными, но с пониженной устойчивостью. Первые создают материальный базис, вторые развивают духовную составляющую. Этот инвариант развития повторяется в техносфере. Первичная техносфера дополняла «механические» системы человека (глава 2.2). Развиваясь в направлении производства избыточного разнообразия и отбора лучшей продукции, техносфера ускоряла эволюцию. В итоге, современная техносфера уже дополняет сенсоры и мозги людей. В этой стадии развития появляется возможность перевести конкуренцию на уровень проектов и НИОКР.

Глобальное человечество пока ещё находится на стадии развивающейся популяции со всеми элементами конкуренции. Но можно ожидать, что наступит стадия совершенного суперорганизма с централизованным управлением, координирующим поведение членов человеческой популяции. Стремление к империализму на протя жении всей истории отражает эту тенденции. Распад империй происходил по причине несовершенного механизма управления, нарушался принцип согласования интересов целого и частей системы.

 

7.4. Ресурсы. Капитал.

Ресурсы поступают в организацию с входящим ВЭИ потоком. К ресурсам следует относить всё, что необходимо для материального, духовного и психического функционирования организации. Ресурсом можно считать и субстрат (пространство для жизни). В данном случае организм не поглощает пространство, а вмещается в него. Концепция ВЭИ обращает внимание на то, что в состав ресурсов входит не только вещество и энергия, но и атрибутивная информация (Приложение 2). Человеческий ресурс содержит интеллект, полезную информацию, физический труд и многое другое.

Биологическая и техногенная экспансия человечества преследует цель овладения ресурсами планеты. Последовательно истощая доступные ресурсы, человек находит новые, развивает технологии их освоения. Поэтому многие экономисты оптимистично считают ресурсы неистощимыми и даже в своих рассуждениях не видят ограничений развитию предприятия со стороны входа. Их мысль устремлена к расширению сбыта.

Другого мнения придерживаются экологи. Численность человечества может достигнуть 15 млрд. Почти вся поверхность планеты охвачена хозяйственной деятельностью. Огромные пространства изъяты из биосферы (дороги, города, поселения). Производство ресурсов становится всё более дорогим и энергоёмким. Тепловое загрязнение от человеческой деятельности может «перегреть» биосферу, что приведёт к необратимым изменениям. Биосфера не погибнет, но в новом состоянии станет непригодной для существования человека. Такой сценарий очень вероятен, если человечество не изменит стратегии, не